Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

hinkalnaya24.ru

След в истории

Холодная осень 86-го

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Людмила ГРИШАНОВА.

Вспоминая о чернобыльской катастрофе, произошедшей четверть века назад, очевидцы чаще обращают мысленные взоры в апрель-май 1986 года. У людей, причастных к ликвидации ее последствий, имеется своя точка отсчета. Для первого заместителя начальника Могилевского высшего колледжа МВД РБ полковника милиции Евгения ЛАЗАКОВИЧА, бывшего в то время курсантом Могилевской специальной средней школы милиции МВД СССР, такой «точкой» стала осень 1986 года.

– В конце октября после возвращения из отпуска 30 офицеров и 300 курсантов (среди которых были представители 33 национальностей), получивших новенькое специальное обмундирование, были доставлены в мягких «Икарусах» к месту дислокации в зараженную радиацией тридцатикилометровую зону отселения – Хойникский и Брагинский районы Гомельщины, – рассказывает Евгений Леонидович. – Я был старшиной третьей роты, охранявшей около 20 населенных пунктов.
Мы несли службу по 12 часов каждый, круглосуточно патрулировали выселенные деревни. Только ночью заходили в места кратковременного обогрева, где в пустующем помещении растапливали печь.

– Какой осталась в памяти 30-километровая зона отселения того времени?
– Обезлюдевшие деревни выглядели безжизненными, хозяева пооставляли в своих домах и на подворьях все имущество. Жилища были опечатаны, но приходилось заходить в те, в которых листы с печатями оказывались сорванными. В одном доме поразил старинный патефон… В ту осень на Гомельщине был обильный урожай яблок, в ульях – мед. На мехдворах оставалась сельскохозяйственная техника, в школах – книги и спортивный инвентарь. Жалко было брошенных животных: в деревнях бегали свиньи, тощие, как велосипеды, лошади, одичавшие собаки, которые не боялись нас, привыкнув к серому цвету форменной одежды, потому что мы их подкармливали. В сараях сидели индюки. Один курсант, который никогда прежде не видел их, зайдя в сарай, принял индюка за курицу-мутанта…

– Самим-то хватало еды? Что собой представляла ваша экипировка? Условия быта были сносными?
– Нас обеспечивали качественным трехразовым питанием и сухим пайком во время несения службы – от сгущенки до тушенки «Китайская стена». Экипировка и спецсредства соответствовали тому времени – респиратор, который защищал только от пыли, фонарик, радиостанция, фляжка с питьевой водой, которую привозили в бочках из относительно чистых районов. Для большей уверенности носили с собой топорики и учебные ручные гранаты.
Условия проживания, по армейским меркам, можно назвать сносными, но во многом быт приходилось обустраивать самим. В д.Савичи под руководством командира роты Александра Головкина построили баню.
Индивидуальных накопительных дозиметров у нас не было. Дозиметрический контроль проходили после службы, а о наличии полученной дозы радиации узнавали по треску в дозиметрах при прикосновении с одеждой и частями тела.

– Как сказалось на вас пребывание в зоне отчуждения?
– Мне было тогда 22 года. Сегодня последствия взрыва на японской атомной станции «Фукусима-1» оценивают в семь баллов, что является самой высокой степенью опасности. Специалисты признают, что эти последствия составляют 10% того, что дал Чернобыль.
Суммарная доза облучения моего организма составила 9,8 бэр.
Но я хочу сказать не об этом. Спустя 10 лет после той командировки пришлось съездить в 30-километровую зону отчуждения, обнесенную колючей проволокой. Каменные постройки развалились, напоминая руины Брестской крепости. Но на выезде из зоны, где находится вагончик и шлагбаум, на столбе свили гнездо аисты…

На: Холодная осень 86-го

Помню это событие. Ноябрь 1986 года, когда нас направили в Гомельскую область Хойникский р-н,с.Бабчин. Головкин А.В. отправился в Савичи предварительно разделив наш курс на две части. Но мы без него провели время в данной командировки очень достойно и весело.Был у нас командир роты Железняк, который в отличии от Головкина в прошлом служил опером и с нами нашел мгновенно общий язык.Командовал правильно и авторитетно.Экипировка у нас действительно состояла из радиостанции и фонарика. Распиратороми никто не пользовался, кроме офицера школы преподавателя спецтехники Сысоева трусливого и недалекого субьекта.Хочу сказать, что никаких топориков и учебных гранат у нас не было это плод воспаленной фантазии.Кормили достойно,но китайской тушенки "Китайская стена"не было.Все продукты отечественного производства.
Тягостное воспоминание это опустевшие населенные пункты где приходилась нести службу.Особенно в ночное время тоскливо становилась.Перед рассветом казалось, что сейчас жители начнут просыпать, зажется свет в окнах и станут раздаваться звуки столь характерные для сельской жизни,крик петуха,лай собак и мычания коров ждущих утренней дойки.Но увы с рассветом все оставалось по прежнему безжизненно.И это действовала достаточно угнетающи.Искренне было жалко жителей данных селений которых прогнала катастрофа.Деревни строились и стояли веками на данной земле.