Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

deep-emotion.ru
автовпуть.рф

След в истории

«Идут белые снеги…»

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Людмила ГРИШАНОВА.

Могилевчанин Александр Галаков занимается составлением истории своего рода. Пока живы были родственники, старшие по возрасту, проще получалось заглянуть в историю семейства. Еще в 1983 году Александр Ульянович записал некоторые сведения со слов родной тетушки (по материнской линии) Марии Аверьяновны Ковалевой (Михалевой). Ее жизнь стала словно наглядной иллюстрацией ко всем событиям XX века...


Идут белые снеги,
Как по нитке скользя…
Жить и жить бы на свете,
Да, наверно, нельзя.
Чьи-то души бесследно,
Растворяясь вдали,
Словно белые снеги,
Идут в небо с земли.
Е.ЕВТУШЕНКО.

Человек остается среди людей до тех пор, пока жива память о нем, даже если сам он ушел из жизни. Мы почтительно вспоминаем даты, связанные с судьбами выдающихся личностей, оставивших яркий след в истории, искусстве, литературе, науке. Но сколько обыкновенных, простых людей жили, любили, творили, дарили ближним тепло души, страдали, терпели и угасали, оставив немеркнущий свет веры, надежды, любви в продолжателях своего рода.

НА ФОТО: Семья Ковалевых (слева направо — Мария Аверьяновна Ковалева (Михалева), Мария Ковалева, Александр Ковалев, Константин Ковалев. г.Могилев, 1940 год (примерно).

Двадцать копеек для горничной

Наш читатель – могилевчанин Александр Галаков занимается составлением истории своего рода. Пока живы были родственники, старшие по возрасту, проще получалось заглянуть в историю семейства.
Еще в 1983 году Александр Ульянович записал некоторые сведения со слов родной тетушки (по материнской линии) Марии Аверьяновны Ковалевой (Михалевой). Ее жизнь стала словно наглядной иллюстрацией ко всем событиям XX века.
Мария Аверьяновна родилась 14 января 1897 года в деревне Романовичи Могилевского района, прожив на земле 92 года. В 10-летнем возрасте Марийку определили в няньки смотреть двухлетнего сына дьякона Никольской церкви. Девочку кормили и платили деньги. Потом отдали в услужение в Брилевский фольварк, где жил отставной генерал. Юной горничной было тогда лет 12 – 14.
В 86-летнем возрасте Мария Аверьяновна вспоминала: «Я производила сервировку обеденного стола: раскладывала вилочки, салфеточки, расставляла тарелки и так далее. Затем убирала посуду. Самовар мне не разрешали подавать, потому что была я небольшого роста, а самовар – большой и тяжелый. Меня кормили и платили деньги. К нам приходил доктор, и я всегда помогала ему надевать пальто, за что он давал мне каждый раз по 20 копеек. А пани говорила, что детям нельзя давать деньги, дабы не приучать их к этому».
Когда Марийке исполнилось 13 лет, девочка поступила учиться в церковно-приходскую школу при Голеневской церкви. «Учителя звали Кузьма Исаакович Логунцов из деревни Гладково (в сторону деревни Амхиничи), – рассказывала племяннику старушка. – За учебу денег не платили. В школу, где изучали Закон Божий, русский язык, задачи решали, все приходили к 8 часам утра, а на обед отправлялись домой. Перед обедом обязательно молились. Возвращались в школу, где занятия продолжались до вечера. Детей училось много, но экзамены сдавала одна я. Три экзаменатора задавали различные вопросы, например, как перевести с древнеславянского языка на русский: «ашчэ» – который, «как» – если и т.д.». Школу Мария окончила с отличием в 1914 году.

Мещане плакали: царя арестовали
Из дореволюционной жизни нашей героине особенно запомнилось пребывание в Могилеве царской семьи, посещавшей Спасскую церковь, находившуюся вблизи Ставки, и мужской монастырь на берегу Днепра. «От церкви царица и дочери отъезжали в открытом фаэтоне», – свидетельствовала она. А вот как очевидица давних событий рассказывала о Николае II: «Была я в городе, иду по улице. Везут Миколку на машинке. Невысокого роста, спокойный такой, голову не опускает. Шинелек на нем был старенький. Возле него – два солдата. Потом с базара шли мещане с пустыми бидонами и плакали, говорили, что царя арестовали…»

Церковь-музей охранял часовой

В 1917 году, переломном в истории государства Российского, девушке было 20 лет. Ее взрослая жизнь состояла из трудов праведных и заботе о семье. В 23-летнем возрасте Мария вышла замуж за участника Гражданской войны Парфена Ковалева, весьма уважаемого человека. Парфен Минович работал председателем Вейнянского сельсовета, затем – сельским судьей, так как имел красивый почерк и умело составлял канцелярские бумаги. В 1931 – 1933 годах трудился председателем колхоза «1 Мая» Тарановского сельсовета. В начале тридцатых годов 20-го столетия, когда в стране закрывались храмы, Марии Аверьяновне довелось побывать в музее истории и атеизма, который с 1932-го действовал в здании знаменитого Иосифовского собора, взорванного в 1937 году. (На его месте построили гостиницу «Днепр»). О чем она в преклонном возрасте поведала родственнику: «Церковь-музей охранял часовой. Мы попросили его, чтобы пустил зайти внутрь. Он не разрешал, сказал: приходите 1 мая. Мы ответили, что 1 мая будем работать. Тогда нас пустили в церковь. Мне запомнились уголок с маленькой селянской хаткой, предметы крестьянской утвари, соха, заспиртованный скидыш (человеческий зародыш).
А еще – большая икона, на которой Бог сидит и судит людей. По одну сторону от Него – праведники, а по другую – грешники».

Расстрел… «за недоказанностью вины»
Судя по всему, та икона называлась «Страшный суд». Попал под следствие и суд на земле в марте 1933 года Парфен Ковалев.
Вместе с тремя односельчанами его осудили и согласно Постановлению Тройки при ПП ОГПУ по БССР от 21 марта того же года приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Все принадлежавшее его семье имущество было конфисковано, а жену Марию Аверьяновну выслали из деревни Кадино на спецпоселение в поселок Тотьма Вологодской области, откуда вернулась домой в 1934 году. В год смерти своей матери…
Ее мужа реабилитировали посмертно постановлением президиума Могилевского областного суда от 24 февраля 1962 года, а дело, по которому был осужден П.М.Ковалев, было признано прекращенным за недоказанностью вины.
Мария Аверьяновна пережила и двоих детей. Во время Великой Отечественной войны, в 1942 году, от тифа умерла ее дочь Мария, а через две недели – невестка – учительница Ядвига. Старший сын Александр перед войной окончил Оршанский учительский институт, воевал в партизанском отряде и, по свидетельствам очевидцев, был убит немцами возле деревни Грязивец Чаусского района.
С 1944 года находился в действующей армии сын Константин.
В старости Мария Ковалева получала минимальную колхозную пенсию. 11 февраля 1989 года Мария Аверьяновна ушла из жизни, отлюбив и отстрадав, пережив все, отмеренное ей судьбой.

На: «Идут белые снеги…»

Это здорово знать о своём роде.Моя мама ,бабушка и дедушка все родом из Могилёвской области.Маме уже 87 лет,а бабушки и дедушки нет на этом свете.Они переехали в 40 м году в Одессу.А все родичи остались в Могилёве.Но к сожалению знаю о них немного.Иногда они приезжают в Одессу.И кое-что по крохам можно узнать о прошлом моих родных.