Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

Регион

Так гасятся маяки

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Виктор КУБЕКА.

Любовь Михайловна Ахмедова рассказала, что, как только узнала о приказе директора ОАО «Краснопольский», в котором среди 39 человек, обязанных возместить потери от сдачи навального (грязного) скота на мясокомбинат, есть и ее фамилия, сразу же подала заявление на увольнение. Хотя, когда вышла на пенсию, прежний руководитель хозяйства попросил ее, лучшую доярку, поработать заведующей фермой Молостовка. Согласилась не ради денег: оклад ей определили в тогдашних 2 миллиона рублей (сейчас 200). Просто так сразу не смогла уйти из коллектива. Да и гражданский муж Владимир Алексеевич Жоров продолжал здесь трудиться животноводом на заключительном откорме крупного рогатого скота.

Отдельная статья – как работали и работают эти люди. Любовь Ахмедова шесть лет назад признавалась победителем областного соревнования операторов машинного доения коров. Еще через год также завоевала это почетное звание. Не без гордости показывает теперь дипломы и грамоты, как свидетельства этого. А Владимир Жоров вообще результатами труда будто определил себя чуть ли не в штатные лучшие животноводы района: три года подряд становился победителем трудового соперничества среди коллег, а в минувшем году на купальских празднествах в шкловской Александрии из рук губернатора получил Почетную грамоту облисполкома. Годовой среднесуточный привес по ферме в 2016-м составил 750 граммов. А нынешний февральский в группе животных Жорова – почти килограмм.

Такие результаты достигаются непросто. Надо раньше всех встать, чтобы накормить скот (одно время досматривал 150—160 быков), да и с перерывом до позднего вечера потрудиться. Правда, в последнее время группу животных уменьшили до 106, потому что, по словам Любови Ахмедовой, пожалели платить такую солидную зарплату: мол, она получается больше директорской. Конечно, заработок соответствовал трудовым усилиям: в семью приносил Владимир Жоров по 800—900 рублей в месяц. Только эти трудовые усилия оказались чрезмерными. После них пришлось передовику лечь под скальпель хирурга.

Кстати, о том, что сумма, получаемая животноводом, кое-кому колола глаза, можно лишь догадываться. И приказ директора Владимира Байголова, который руководит «Краснопольским» чуть больше года, лишь косвенно подтверждает это. Ведь не у многих из 440 работников ОАО выходят такие зарплаты, особенно в зимний период.
Однако вернемся к приказу. Он касается трех штрафов в сумме 1134 рубля, которые наложил мясокомбинат на хозяйство за поставку навального скота с ферм деревень Кокойск (504 руб.), Молостовка (252 руб.) и Сидоровка (378 руб.). Этот «причиненный материальный вред», как сказано в приказе по ОАО «Краснопольский» №31 от 19 января с.г., директор приказал высчитать «в равных долях» с заработной платы виновных «работников по причине их небрежного отношения к возложенным на них обязанностям». И таким образом в числе виновных оказались практически все члены этих трех коллективов вкупе со специалистами хозяйства. Невзирая на личности и прежние заслуги. А поскольку с ферм сдавалось разное количество скота, на них трудится различный штат, то и суммы к взысканию получились неодинаковые. Кокойцы (их в приказе «набралось» 24 человека) должны внести по 19 рублей 38 копеек. Молостовцы (8 человек) — по 31 рублю 50 копеек. А сидоровцы (7 человек) — по 54 рубля.

— Не в деньгах дело, — высказывает мнение Любовь Ахмедова. — Ведь как все преподнесено! «Небрежное отношение» к возложенным обязанностям. Будто и не было никаких достижений, поощрений, награждений. Вот так под одну гребенку. Разве после этого захочется работать как прежде?!

Есть в этой истории и еще один аспект, юридический. Ссылаясь на статьи Трудового кодекса страны, на раздел 4-й «Ответственность» Рабочей инструкции животновода 5 разряда, утвержденной четыре года назад (в разделе прописано, что «животновод несет ответственность, предусмотренную законодательством: дисциплинарную — за невыполнение возложенных на него обязанностей; материальную — в случае причинения своими действиями ущерба организации»), руководитель как бы и не заметил, что с этой инструкцией, а равно и с обязанностями и ответственностью за их невыполнение, никто животноводов не знакомил. Ведь под ней стоит подпись лишь специалиста по кадрам, остальные графы — пусты.

Можно возразить: мол, формальность, которую выпустили из вида. Но тогда удивляет еще один аспект. При отгрузке скота мясокомбинату присутствовали главный зоотехник сельхозпредприятия, главный ветврач, зоотехники, начальники участков (они, кстати, наравне с другими — в приказе в штрафниках). И никто не давал никаких приказаний животноводам привести быков в надлежащий санитарный вид. А ведь именно на плечах зоотехнической и ветеринарной служб хозяйства находится животноводческая отрасль. Именно они ответственны за ее состояние и продуктивность. Составляют рационы кормления и следят за их неукоснительным выполнением. Вовремя проводят ветеринарные мероприятия, чтобы скот оставался здоровым, контролируют санитарное состояние содержания животных. И прекрасно знают, что на некоторых фермах нет даже системы навозоудаления: его вывозят вручную на тачках. Но в ситуации, о которой ведем речь, ветврачи и зоотехники, специалисты и руководители среднего звена остались статистами, не предприняв никаких мер, чтобы ее избежать. И уж если подходить с такой позиции оценки их, можно сказать, производственного поведения, то материальный урон хозяйству причинили именно они. Бездействием. Ведь не первый раз же отправляли скот на сдачу. Требования к этому процессу знают досконально.

Правда, у директора Владимира Байголова, кстати, как и у начальника райуправления сельского хозяйства и продовольствия Людмилы Голиковой мнение по поводу инцидента иное: виноваты все. Но даже если допустить, что так и есть, возникает вопрос: почему все виноваты в равной мере? Ведь такой ответственности «под одну гребенку» априори быть не может. Однако, к большому сожалению, у нас зачастую виноватых «назначают», а не до тонкостей разбираются в инциденте. И в ОАО «Краснопольский» как раз случился такой казус. Усугубляется он тем, что это именно казус, никто понять не хочет. Руководитель считает себя правым, поскольку стремится сберечь каждую копейку сельхозпредприятия. Стремление похвальное. Только методы сбережения вызывают сомнения. Глава аграрной отрасли района тоже вроде считает инцидент не стоящим выеденного яйца. И аргументирует свою позицию тем, что всем наказанным же заработную плату выплачивают. Правильно, не дарят, а отдают заработанное трудом. И тут уж смотреть на размер заработка в высшей степени неэтично.

И еще. Некогда, точнее — еще совсем недавно, тех, кто выделялся добросовестным и результативным трудом, называли маяками, указывающими делом другим путь к хорошему заработку, уважению людей, к славе и почету. Их ставили в пример, ими гордились в коллективах. Не знаю, как в смысле остальных наказанных, но в отношении Владимира Жорова этот маяк в ОАО «Краснопольский» решили, образно говоря, погасить. Потому что после описанных событий каждый лодырь сможет его упрекнуть в том, что он не лучше других. Вот и выходит, что зажечь маяк — дело непростое, а погасить его — пара пустяков.