Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Отдых, развлечения, туризм

Время седых стариков

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail

«Люди встречаются, люди влюбляются...». Не знать эту песню, пожалуй, невозможно. Даже если ты с музыкой совсем не дружишь. Хотя встречаться с такими людьми, признаюсь, не приходилось.
Кстати, никак не предполагал, что в один прекрасный день на недавно прошедшем «Золотом шлягере-2007 в Могилеве» встречусь с автором текста этой песни многих времен и многих народов. Но это произошло. Поэт-песенник Олег Жуков в фестивальном пресс-центре появился без особой помпы. Более того, внимания на него почти никто не обратил — ничего особенного, седовласый мужик с прической «в хвост».
«Наверное, звукоинженер какой-то», — отреагировал на него корреспондент из Москвы. Знал бы москвич, кто этот «звукоинженер»...
— Олег, извините, даже не знаю вашего отчества, так это вы в самом деле написали «Люди встречаются»?
— Да, дело было в конце семидесятых. Мы тогда вместе с Юрой Антоновым работали у Виктора Вуячича в вокально-инструментальном ансамбле «Тоника». Юра — на клавишах, я — на бас-гитаре.
— Ну песня, конечно, — улет. Не подскажете, откуда такая романтическая аура?
— Все мы тогда были молоды, все мы тогда любили. Это были золотые времена вокально-инструментальных ансамблей. Правда, Союз композиторов тогда требовал, чтобы исполнялись в основном песни именно членов Союза. У нас в то время как раз намечалась зарубежная поездка, и мы решили сделать песни, которые могли бы достойно представлять нашу страну. Вначале была написана «О добрых молодцах и красных девицах», потом — «Стой, не стреляй, солдат!», это такая пацифистская песня. Ну и третья — «Люди встречаются».
— Слова ваши, а мелодию кто написал?
— Это была песня одного венгерского композитора, ее тогда исполнял Янош Коош. Он гастролировал у нас, был в Минске, и мы договорились взять у них музыку. Я написал русские слова, и после этого песня отправилась в свое длительное путешествие.
— Надо сказать, путешествие было впечатляющим.
— Да, у этой песни богатая, насыщенная событиями, длинная жизнь. В свое время она звучала с каждой танцплощадки. Потом был перерыв, а теперь, когда пришла мода на ретро, песня зазвучала вновь. Вы же сами из того поколения, помните...
— Как же не помнить. Такое никогда не забывается. Кстати, Юрий Антонов, насколько мне известно, — человек в общении непростой. Он всегда был таким?
— Да, Юра всегда был жестким. Наверное, без этого он ничего бы в жизни не добился. Требовательный к себе и окружающим. И если кто-то не выполнял требования, он иногда терял чувство меры.
— Люди, обладающие такими, как у вас, прическами, обычно любят рассказывать истории о своей музыкальной молодости...
— Да, были «Битлз», «Роллинг Стоунз», как у всех в то время. Такого жесткого, как сейчас, рока тогда еще не было. Мы пытались на существовавшую у западной музыки ритмическую основу положить славянскую напевность, мягкость. Иногда это получалось.
— Многие тогда покупали западные пластинки за большие деньги...
— Эти пластинки привозили в основном из Прибалтики, Польши, Югославии... Магнитофоны также сыграли свою эпохальную роль.
— Каково ваше отношение к современной белорусской эстраде?
— Больше всего мне не хочется выглядеть этаким брюзжащим стариком — это ему не нравится, то раздражает. Тем не менее ситуация в современной эстраде тревожит. Иногда удивляет, почему, к примеру, человек, группа поет все песни на итальянском языке (наверное, имелась в виду группа «Да Винчи» — авт.) или поет, как «Любэ»? (наверное, это «Тяни-Толкай» — авт.). Выходить, я считаю, к зрителям, слушателям надо со своими песнями, со своим творчеством. Смотрите, что сегодня делается на концертах «Поющих гитар», как люди ломятся на этих седых стариков. Потому что это — настоящее. И люди скучают по этому.
— Сейчас часто звучит рэп. Как вы на него реагируете?
— Рэповые тексты — что вижу, то пою. Хорошо, когда в этом что-то есть. Но я вот как-то был на концерте Сереги — мало чего разобрал. А ведь там не должно теряться ни одного слова.
Беседовал Евгений БУЛОВА.