Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Персона

О времени и об отце пишет дочь Павла Масленикова

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail


С Верой Прокопцовой, дочерью художника Павла Масленикова, чьим именем назван в Могилеве областной художественный музей, случайно встретилась в Госархиве общественных объединений Могилевской области. Согласно утверждению о том, что случайностей в подлунном мире не бывает, а человеческие пути пересекаются вполне закономерно, знакомство с Верой Павловной обернулось рассказом о том, что привело ее в Могилев.
Вера Прокопцова живет и работает в Минске: в Белорусском государственном университете культуры и искусств заведует кафедрой белорусской и мировой художественной культуры, является доктором искусствоведения и профессором. Тем не менее при всей своей загруженности она выкраивает время для посещения малой родины отца.

— Конечно, раньше, когда в Могилеве еще жила старшая сестра отца Евфросинья, или, как мы ее называли, тетя Фруза, приезжала к ней часто. Я и сейчас побывала на Дебре, где прежде стоял ее дом, подышала воздухом воспоминаний, посмотрела на чудные краски осени в окрестностях Мышековки, вдохновившие когда-то отца написать полотно «Возле горы Машеки».

— Искусствоведы считают эту работу не просто пейзажем, а воплощением духовной жизни человека. На мой взгляд, на картине такая пронзительная синь, что душа просится в полет...

— Если говорить о полете, то Павел Васильевич очень много путешествовал. Вместе с собой брал и семью. На машине мы отправлялись в Москву, Ленинград, Прибалтику, доезжали до Волги. Где бы мы ни бывали, отец обязательно водил нас в местные храмы — действующие и заброшенные. В нем присутствовало чувство соборности, церковности. Сам он был человеком крещеным от рождения в церкви. Посещая храмы, отец рассказывал мне и младшему брату Володе, ставшему художником, об отличиях в архитектуре и оформлении православного храма и костела, синагоги и мечети, сравнивал музыкальные и художественные традиции богослужений. Безусловно, отец не воспитывал в нас чувство религиозности, а развивал широту кругозора. До сих пор во мне сохранилась тяга к поездкам, к посещениям храмов и музеев.

— В Могилев вас привела тяга к путешествиям?

— Не только. В первую очередь — конкретное дело. Павел Васильевич родился 14 февраля 1914 года. В 2009 году ему бы исполнилось 95 лет. Есть договоренность с издательством об издании к этой дате книги о жизни и творчестве художника Павла Масленикова, над которой я и работаю. Есть такая серия «Жизнь замечательных людей Беларуси», в которой уже вышли книги о художниках Евгении Чемодурове и Леониде Щемелеве, об артисте Ростиславе Янковском. Книга о Павле Васильевиче продолжит серию. Рукопись необходимо сдать уже в декабре текущего года. А ведь и на службе нагрузка немалая...

— Как продвигается работа над книгой?

— Уже написан кусок с моими личными воспоминаниями. Теперь идет поиск материалов, связанных с учебными заведениями, где учился отец, с людьми, которые его учили и оказали влияние на становление личности художника. Конечно же, в поисковой работе дорога каждая крупица информации, которая может дать особый поворот в изложении материала. Поэтому посещаю места, связанные с отдельными «вехами» в жизни и творчестве художника, ищу фотографии, к примеру, его могилевского периода и даже встречаюсь с людьми, знавшими отца. Павел Васильевич умер в 1995 году.

— Вера Павловна, юбилей и договоренность с издательством — весомые поводы в создании книги. Но что же вас лично побудило и вдохновляет писать ее? Ведь есть же еще и брат Владимир Маслеников — известный художник, который создал несколько портретов отца?

— Отец был очень разносторонне одаренным человеком. У него были и литературные наклонности, и музыкальные. У нас в доме имелись баян, гитара, а когда меня отправил учиться, то появились фортепиано, рояль, — на всех инструментах он играл сам. Павел Васильевич рассказывал, что в юности перед ним стояла дилемма: посвятить себя литературной работе или художеству? Живопись победила.

Павел Васильевич родился в деревне Низкая Улица — теперь это часть Княжиц. К 90-летию отца в газете «Культура» была опубликована статья «Высокi ўзлёт хлопца з Нiзкай Вулiцы».
Чтобы продолжить школьное образование, учился в нынешней гимназии N3, а жил на квартире. Батька ему привозил мешок бульбы на неделю. Потом учился в Могилевском педтехникуме, в пединституте, работал директором сельской школы.

Когда «победила» живопись, то с 1934 по 1938 гг. учился в Витебском художественном училище, а распределился в Минский театр оперы и балета, где работал театральным художником. В жизненном багаже Павла Васильевича и образование, полученное в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им.Репина, и работа ректором, заведующим кафедрой в Белорусском государственном театрально-художественном институте.

Папа был кандидатом искусствоведения, заслуженным деятелем искусств Беларуси, народным художником Беларуси, депутатом. Занимал различные посты и при этом общался со многими известными людьми. Павел Васильевич очень интересно рассказывал о людях, о художественном процессе, увлекался философией, рассуждал о различных концепциях, явлениях и событиях, давая им свою оригинальную оценку.

Мы подталкивали отца писать о том, что видел и пережил. Но он предпочитал свое видение и опыт отражать в картинах. Младший брат пошел по его стезе: Владимиру ближе живопись, чем литература.

Поэтому я решила, что мой дочерний долг — написать об отце.

— Любой долг предполагает возврат данного. Родителей не выбирают: вам от рождения был дан отцом неординарный человек. Что получили вы от него как от духовного наставника?

— Павел Васильевич был очень заботливым семьянином и отцом. Для него семья была очагом, за который он чувствовал ответственность. Отец вывел в люди меня и брата, обеспечивая выбранные нами пути. Когда я обучалась музыке, то благодаря его заботе приобретались музыкальные инструменты, а для брата — холсты, краски, этюдники.

Окончив консерваторию, я стала пианисткой. Потом училась в аспирантуре Института искусств, этнографии и фольклора Академии наук БССР, защитила кандидатскую диссертацию.

Благодаря разносторонности интересов отца, который щедро делился своими мыслями с нами, детьми, я заинтересовалась вопросом: как разные виды искусства, развивающиеся в определенное время и в социальных условиях, взаимодополняют друг друга?

Теперь занимаюсь компаративным (сравнительным) искусствоведением всех процессов в музыке, живописи, театре. Докторскую защитила по теме «Художественное образование в Беларуси на материалах всех искусств». Заведую кафедрой, где готовят специалистов-культурологов в области компаративного искусствоведения. Написала три книги. Последняя — «Спасцiжэнне майстэрства» — об истории художественного образования в Беларуси от времен Евфросинии Полоцкой до конца XX века. В ней есть все известные имена культурных деятелей Беларуси, названия учебных заведений...

— Теперь мне понятно, что у вас есть не только желание написать об отце, но и опыт работы над книгами, а дочерний долг неотделим от профессионального интереса...

— Павлу Васильевичу было присуще умение и стремление идти ради достижения цели до конца. Я — его дочь.

Как-то отец отправился вдвоем с молодым художником на этюды на Алтай. От поезда надо было идти в горы пешком. Напарник увидел, что путь далек, и отказался от затеи. Отец понес на своих плечах два подрамника, холст, специальную тубу для работ, краски, сухой паек, спальный мешок и один ходил по этим горам. Он рассказывал, как ночью слышал вой волков. Но в результате был создан «Алтайский цикл» картин с удивительно красно-коричневым горящим цветом обнаженной горной породы, с совсем другим солнцем, чем на равнине, с закатом — словно уходом близкого.
Когда отец спустился с гор в город Бийск, то бросил все свои рюкзаки у какой-то стенки и пошел за билетом. «А если бы кто унес — там ведь были работы?» — удивлялись мы. «Никто другой не смог бы поднять тот груз», — отвечал отец.

— Вера Павловна, что интересное для себя и книги вы обнаружили в результате поисков?

— Весною была в Витебске, встретилась с искусствоведами, которые привели меня в дом к однокурснику Павла Васильевича — Явичу (имя записано в блокноте), который был даже старше отца. Однокурсник много вспоминал, и у него сохранились фотографии студенческих лет.

В Госархиве общественных объединений Могилевской области обнаружила сведения о Могилевском педтехникуме. Самое интересное для меня — это сведения об известном белорусском композиторе Николае Чуркине, у которого отец учился в педтехникуме и даже занимался в оркестре...

— Извините, что вставляю реплику: совсем недавно в Мстиславле состоялся VI Белорусский фестиваль камерной музыки имени народного артиста БССР Николая Чуркина...

— Да, Николай Николаевич, будучи уже автором оперы «Освобождение труда», преподавал в Могилеве и... был уволен из педтехникума. В архиве нашла приказ об увольнении, где написано: «Выкладчыка спеваў тав.Чуркiна за абзыванне студэнтаў у час лекцый «хамы», «мужыкi» i як нясправiўшагася з працай арганiзацыi спеваў у тэхнiкуме ад займаемай пасады аслабанiць».

— Не зря говорят, что художника обидеть может каждый...

— Но признание дорогого стоит. Я помню, когда отец работал в театре, то его декорации были такими, что зрители аплодировали при виде оформления сцены. Теперь декорации упростились, и зрители на них столь бурно не реагируют.

— Под занавес нашей беседы разрешите спросить: почему Павел Васильевич так много работ подарил Могилеву?

— На Могилевщине — истоки жизни и творчества Павла Масленикова. В Княжицах до сих пор стоит хата деда Лазаря, брата его родного деда, в которой отец родился. Конечно, она ремонтировалась и обновлялась, но все архитектурные и этнографические особенности начала XX века сохранены! Даже шкаф, сделанный руками деда Лазаря, сохранился. Кстати, у отца есть работа, которая так и называется «Княжицы». Поэтому откуда начат жизненный путь, туда и картины вернулись.

— Спасибо за беседу.

Беседовала
Людмила ГРИШАНОВА.