Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

авиа-тренажер.рф
sbiseo.ru

Персона

Жизнь прекрасна

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail

Его не стало 12 июня. С уходом этого человека наш город опустел для многих людей.

Жана (Евгения) Мельникова знают как актера, режиссера, клоуна, перформера, организатора уличного движения в авангардных тусовках Могилева, Минска и Санкт-Петербурга. Где бы он ни появлялся, жизнь вокруг закипала полным ходом: будь то клоунада, уличные фестивали, театр, причем с глухими артистами, или просто дружеские посиделки и праздники.

Наш разговор с Жаном состоялся в начале июня, когда он уже находился в больнице, но и ему, и всем, кто знал о его болезни, хотелось верить, что жизнь продолжается, потому что жизнь прекрасна…

С чего все начиналось

Наверное, точкой отсчета для меня стал 1983-й год, когда, закончив 70-е училище, я работал слесарем по ремонту оборудования на заводе «Химволокно». Как-то на предприятии проходил конкурс самодеятельности, на котором меня и моего друга заметил достаточно известный в то время в Могилеве человек – Владимир Дмитриевич Барановский. Он был режиссером агиттеатра «Улыбка» в Доме культуры им.Куйбышева. Барановский предложил нам прийти к нему в студию и попробовать свои силы в качестве актеров. С этого началась моя театральная карьера.

Довольно скоро я уволился с завода и устроился в ДК им.Куйбышева. Все попробовал: числился кровельщиком, электриком, киномехаником… Помогал сыну Барановского Леониду в его театральной студии «Юность» и в двух коллективах был загружен по полной программе. Мое обучение театральному искусству происходило непосредственно на сцене. Я старался учиться у всех, кого встречал на своем жизненном пути. У меня вообще принцип: век живи – век учись.

В ДК Куйбышева я проработал до 1985 года, потом перебрался в ДК 12-го стройтреста. Там-то и началась моя эпопея с пантомимой, клоунадой и всевозможными экспериментами.

В то время из Санкт-Петербурга в Могилев приехал на ПМЖ Александр Лугин – достаточно известная личность в московских авангардных кругах: актер, музыкант, художник, перформер, в 80-е он начинал свой путь с питерского театра клоунады «Лицедеи». Его, к сожалению, уже нет в живых.

Приехав в Могилев, Лугин отправился к художественному руководителю ДК 12-го стройтреста Светлане Яцковской с предложением организовать студию пантомимы. Я, конечно, был в числе первых участников. И, видимо, оказался хорошим учеником, потому что Лугин стал общаться со мной очень плотно. Я старался научиться у него всему, что касалось пантомимы и мимического мастерства актера. Мы постоянно что-то придумывали, проводили эксперименты, импровизировали, переодевались в костюмы и ходили по улицам – уже тогда устраивали своеобразные экшены. И в конце концов я пошел по этому пути. Узкое сценическое направление мне было не очень интересно.

Потихоньку к нам начали подтягиваться люди, и мы решили преобразовать студию пантомимы в группу пластической мистификации «Дети капитана Гранта». В нашей студии всегда был такой принцип: мы никому не отказывали. Все, кто приходил к нам, находили себе применение.

Но творческой молодежи было немного, все-таки Могилев – рабочий город. А тогда мы собирались около фонтанов на так называемом «рентгене». Это было место, где тусовалась молодежь и происходил своеобразный «рентген»: мы присматривались друг к другу. Как-то раз здание, где находится ресторан «Габрово», я обозвал «китайской стеной», и мы начали между собой называть «рентген» «китайской стеной». Так это название и пошло в народ.

Путешествие в Санкт-Петербург и обратно

Питер – достаточно близкий мне город. Мой отец из Санкт - Петербурга, и все наши родственники по папиной линии живут там. А вот мать – сирота: во время войны ее ребенком подобрала семья на Западной Украине, и мы не знаем, кто она по национальности: то ли украинка, то ли молдаванка, то ли цыганка…

Вот в Петербург (тогда еще Ленинград) мы и отправились с Лугиным в театр клоунады «Лицедеи». У них как раз шла премьера спектакля, и мы даже попали на мастер-класс пантомимического мастерства. Так я впервые познакомился с «Лицедеями» и Вячеславом Полуниным.

В Ленинграде мы прожили около месяца: много общались с музыкантами и актерами. В 80-е на Невском проспекте еще существовало популярное у неформалов кафе «Сайгон». Это было место тусовки, куда захаживали рок-музыканты. Там я познакомился с Цоем, Сукачевым, Гребенщиковым, Агузаровой.

После Питера мы с Сашей приехали в Могилев, занялись академическими клоунадами. И тут Слава Иноземцев, главный режиссер театра «Жест» (сейчас он называется «ИнЖест») организовал первый белорусский фестиваль пантомимы «Блазан» (в переводе с белорусского – «Шут»). Минчане к фестивалю подготовились основательно: позвали команды со всего Союза. Пригласили и нас с «Детьми капитана Гранта». На тот момент в нашей команде было около 14 человек.

Вышла такая история: на фестиваль пантомимы мы поехали вдвоем с моим учеником и напарником Андреем Викторовым, а остальные ребята должны были присоединиться попозже. Но они не приехали, и мы с Андреем за 20 минут написали новую программу на двоих под названием «Без слов». К удивлению, нас приняли на ура! Это то, чему я научился у Полунина. Уличный театр – место, где ты не подвержен обстоятельствам. Есть актер, есть мастерство, а остальное не имеет значения: площадка, погода… Главное – человек и его творчество.

Одно время мы с Андреем Викторовым работали в нашем кукольном театре, когда там главным режиссером был известнейший ныне Олег Жюгжда. От театра ездили поступать в Академию искусств в Минск. Поступили. Но я не люблю, когда мне навязывают систему. Однажды вступил в перепалку с преподавателем истории. Он был ярый коммунист, а мне эта тема неинтересна, мы разругались, я забрал документы и ушел. Поехал поступать во ВГИК. На эстрадное отделение с пародиями меня взяли сразу. А я, еще начиная с агиттеатра «Улыбка», пробовал себя в разных жанрах, в том числе как пародист. Эстрадное отделение мне было не очень интересно, и я решил заодно прослушаться на актера театра и кино. Всем понравилось мое выступление, однако принимавший режиссер сказал, что программа немного неформатная, и предложил мне приехать на второй тур. Но я остался в театре кукол – не лежало у меня сердце к Москве.

Как Пугачева «приехала» в Светлогорск

В самом начале 90-х пару лет я работал в Светлогорском отделе культуры режиссером городских мероприятий. Перед очередным Днем города нам была поставлена задача придумать праздничную программу. Я позвал в помощники своего друга Андрея Федотова, и поскольку он был профессиональным пародистом Примадонны, мы придумали разыграть горожан: якобы к нам приезжают Алла Пугачева и Игорь Корнелюк. Бросили слух по городу, что в подарок жителям Светлогорска ко Дню города состоится праздничный концерт названных звезд при поддержке клоунской группы «Дети капитана Гранта».

И вот праздник города, на стадионе – демонстрация, студенты несут флаги, звучат лозунги, маячат транспаранты… И тут на машине в сопровождении милиции въезжает самозваная Алла Пугачева – Андрей Федотов. Андрей отыгрывает концерт, носится в роли Аллы Борисовны по сцене, а наша клоунская группа с большими балалайками сопровождает его. Спев последнюю песню, так называемая Пугачева с группой поддержки садится в машину, и мы все в сопровождении милиции выезжаем на стадион. И происходит то, чего никто не ожидал: со стадиона кинулись зрители и перегородили нам дорогу с криками благодарности и всеобщей признательности. А вечером был концерт Игоря Корнелюка – тоже с Андрюшей в главной роли. А мы с «Детьми капитана Гранта» поставили клоунскую рок-оперу. Похоже, жители Светлогорска так и остались уверенными, что на праздник города к ним приезжали Пугачева и Корнелюк.

Очередное возвращение

В 92-м году мы с другом уехали на год в путешествие. Обколесили пол­света. Полгода провели на Средиземном море. Потом я соскучился по Родине, и вернулся в Могилев, где снова занимался клоунадой. Тогда плотнее с нами начали работать братья Фурмановы, которые учились в цирковой студии ДК «Химволокно». Сейчас они достаточно известные ребята, ездят по всему миру.

В 98-м году я уехал в Санкт-Петербург. Работал клоуном на разных мероприятиях. Вернулся из Питера в 2004-м. В последние годы там у меня была кошмарная работа по ночным клубам. Устал я от всего этого, убежал.

В Могилеве надо было искать себе жизнеобеспечение. В городе к этому моменту никакой клоунады не было. Я пришел в ресторан «Дионис», предложил проводить детские дни рождения. Попробовали – получилось, всем понравилось. Там же встретил свою последнюю жену Олю.

«Шестое чувство»
В театре глухих «Шестое чувство» я работаю с весны 2010-го года.
Вышло таким образом. Я собирался сделать спектакль на одного себя и уехать в Европу. Мне нужно было найти место, где я мог бы отрепетировать программу, и я пошел в Дом культуры при заводе «Метиз», где работают люди с нарушением слуха. Денег платить за аренду у меня не было, единственное, что я мог предложить – это поделиться тем, чем обладаю: научить артистов пантомиме и клоунаде.

В ДК «Метиз» всегда было два коллектива: один довольно известный - молодежный театр жестовой песни «Поющие руки» и второй - кружок самодеятельности малых форм без названия, который занимался тем, что ставил миниатюры к календарным праздникам. Мне предложили обратиться как раз в этот маленький кружок под руководством Ольги Федоровны Беловой.

Ребята приняли меня сразу, потому что я пришел к ним с открытой душой. Образ жизни у глухих семейный: почти все живут в общежитии рядом с ДК, и мы с женой после репетиций часто отправлялись к ним, собирались на кухне и разговаривали. Очень сроднились с этими людьми, хотя слышащих они в основном сторонятся. Сказали нам как-то: «Вы, хоть и слышащие, но такие же, как мы».

Живя с ними, я открыл для себя новую режиссуру: попытался идти через естество, через их мир. Я ничего не объяснял ребятам, просто наблюдал за ними и старался исходить из особенностей артистов.

Мне всегда хотелось не только рассмешить людей, но и что-то сказать им. У меня есть даже клоунские номера на философско-духовные темы. Со временем я задумал полноценную постановку. Наш первый спектакль «Жизнь прекрасна» создавался специально под глухих ребят: он в основном построен на пластике и пантомиме. Это спектакль о любви, доброте, смысле жизни, милосердии. О том, что не все в жизни так скверно, как нам иногда кажется, и если внимательно приглядеться, вы поймете, что жизнь прекрасна.

Мы стали готовиться к всебелорусскому театральному фестивалю глухих.Большое внимание я уделил подборке фонограмм. Еще в самом начале работы с глухими я отсматривал видеозаписи с их концертов и обнаружил, что звукооператор ставил одну мелодию на все, что бы ни происходило на сцене, – все равно глухие не слышат. Я выступил категорически против такого подхода. На каждый номер мы стали подбирать свою мелодию. Весь спектакль «Жизнь прекрасна» без перерыва звучит музыка, чтобы слышащим тоже было интересно. Но я никак не думал, что подбирал фонограммы и для наших глухих ребят. Однажды они подошли ко мне и заявили, что начали «слышать» музыку, что она разная по ритму и характеру.

Мы повезли спектакль в Минск, участвовали в театральном форуме глухих. Спектакль не занял призового места, потому что он, как оказалось, – неформат, а у них на фестивале глухих свои традиции и понятия. Зато многие отметили, что это очень хороший спектакль, не похожий ни на что.

Ребята, мои, конечно, немножко расстроились. Но я всегда учу их, что деньги и грамоты – это не главное. И сам с театром «Шестое чувство» все эти годы сотрудничал только на добровольных началах: за все, что я с ними делал, никогда не требовал вознаграждения.

Теперь самое время было выезжать в разные города на фестивали. «Жизнь прекрасна» мы показали в Беларуси и России.

Первым делом мы поехали в мой любимый Санкт-Петербург. Я взял несколько актеров, и мы направились в гости к нашим друзьям и соратникам в художественную мастерскую «3/14». Они нас пригласили на трехсотлетие города Пушкина, где мы поучаствовали в шоу «Зоолет». Приняли участие в фестивале уличных театров в «Елагин-парке», ребята познакомились с «Лицедеями». Конечно, поездка в Петербург для ребят стала незабываемой. Потом были Ярославль, Тула, Выкса, Минск...

За эти годы мы поставили также спектакли «Прогулка для недушевно больных» и «Ирония любви». А сейчас собираемся работать над постановкой «Красный день календаря» обо всех праздниках в календаре. Это будет спектакль об умении человека создавать себе праздник каждый день, превращая обыденную жизнь в карнавал событий... Ведь жизнь – это не то, что с тобой происходит, а то, как ты к этому относишься.

Уличное движение
Несколько лет назад мы с режиссером ярославского театра «Дети улиц» Мариной Акишиной затеяли серию уличных фестивалей по Беларуси. Собрали инициативных ребят в Минске, поговорили, и вот они уже провели три фестиваля и не собираются останавливаться. Появилось много людей, которые хотели бы проявить себя, показать свое необычное творчество. Движение стало разрастаться. Фестиваль прошел в Гродно, началось движение в Витебске. Надеюсь, что в этом году на праздник города фестиваль уличного искусства состоится и в Могилеве.

Когда я загорелся идеей сделать фестиваль в нашем городе, поначалу не складывалось. Как-то я познакомился с Женей Пастушенко, который предложил мне поработать с молодежью, только начинающей осваивать уличное искусство. Так появился арт-проект «Вместе». А в прошлом году в сквере драмтеатра мы с ними провели первый фестиваль: приезжали «Дети улиц» из Ярославля, артисты из Тулы, минские ребята.

Хочется, чтобы уличное движение в нашем городе не затихало, а ширилось. Ведь оно привносит в наши будничные дни праздник и помогает людям посмотреть на мир другими глазами. У меня есть спектакль, который я сделал на одного себя, – «Этот безумно разумный мир», где я – художник – стою в центре круга (зрителей), и рисую из людей картины о жизни, любви, взаимоотношениях, о человеческих порывах, страстях... Люди сами это играют – я им только немножко помогаю. Когда я втягиваю человека в историю, то стараюсь создать такую атмосферу, в которой человек забывает о своей закрепощенности, стараюсь сделать его своим другом и собеседником. Для участников действа это возможность открыть в себе новые грани.

А для меня улица – это то место, где я могу разговаривать с людьми откровенно. У меня были моменты, когда я жил в Петербурге, чувствовал, что в жизни моей наступает кризис, и тогда я надевал костюм, ехал на Невский и начинал работать, общаться с людьми.

Я всегда стремился к синтезу. Если делить на эти категории: артист, комедиант, клоун, творческий деятель, то я уже ушел от этих разграничений – все для меня слилось в одно целое. Это образ жизни. Я в любой момент могу остановиться на улице, перевоплотиться в какого-либо героя и начать общаться с незнакомыми людьми.

В Могилеве я иногда хожу в костюме Ленина по городу. Люди узнают, завязывается общение, дружеские перепалки с анекдотами. Был один чудак, который на полном серьезе говорил, что вот, дескать, из-за тебя произошла революция, это ты во всем виноват. Я, конечно, всегда свожу все в шутку. Говорю ему: «Конечно, легко обвинять одного человека, а я же был не один, нас целая команда была. И главное – куда смотрел народ?»

Однажды я в образе Ленина шел по улице Ленинской с моим племянником, изображавшим Феликса Эдмундовича Дзержинского. Гремела музыка... Какая-то женщина на негативе начала высказывать музыкантам, что нехорошо шуметь на улице, мешать пожилым людям. Я затеял беседу с ней. Мы мило поговорили, расстались друзьями. Оказывается, женщине просто необходимо было общение. Когда мы с ней начали говорить о жизни, о молодости, она ударилась в воспоминания и забыла свои претензии. Человеку иногда может быть необходима просто дружественная беседа, и неважно, что это будет чужой человек.

Послесловие
Я работал в разных театрах, в разных городах, на разных мероприятиях. И часто сталкивался с тем, что люди не говорят правду. А мне всегда хотелось, чтобы я был на площадке такой же, как и в жизни. Я к этому долго шел и, думаю, добился, насколько смог. Мои ребята не дадут соврать.

Если человек понимает и знает, что вся жизнь строится на любви, для него многие вопросы отпадают. Но что сейчас люди понимают под словом любовь? Для многих это синоним наслаждения и удовлетворения своих желаний. А любовь – это другое. Это не страстное чувство, а умиротворенное, когда ты ощущаешь единство со всем происходящим в жизни. И Бог нам помогает – постоянно посылает примеры, чтобы мы могли хоть чуточку представить, как устроен мир. Чтобы мы не ковырялись в нем, не резали его на составные части.

Посмотрите на цветущую яблоню – сколько в ней написано! Все простое – гениально. Помните, как у Сент-Экзюпери? «Самое главное глазами не увидишь, зорко одно лишь сердце».

– А главное – это что?
– Главное – кто мы и для чего мы, и во имя чего все это затеяно. Я не могу ответить на эти вопросы, но могу только подвести людей к ним. Что я и пытаюсь делать в качестве режиссера и актера.