Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Персона

«На сцене надо жить, а не играть…»

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Николай РУДКОВСКИЙ.

19 февраля исполнилось 80 лет нашему земляку, народному артисту СССР Геннадию Овсянникову.

Голос в телефонной трубке звучит бодро, а его тембр настолько знаком, что хочется, уподобившись герою театрального анекдота, воскликнуть: «Неужели вы меня не помните? Я – тот самый зритель из девятого ряда, который вчера хлопал вам громче всех!»

От таких «подробностей» удалось, правда, удержаться. Но кое-что о себе по ходу разговора пришлось все же сообщить. В частности, о том, что ровно 10 лет назад мы делали с Геннадием Степановичем интервью к его 70-летнему юбилею, а также перечислить спектакли, где иногородний поклонник его таланта действительно «хлопал громче всех». Это – «Таблетку под язык», «Трибунал», «Погорельцы», «Ожениться – не журиться» и ряд других. Ну а цель теперешнего телефонного «блиц-опроса» – желание освежить краски давно сложившегося в голове творческого портрета мастера. Который начнем с одного приятного воспоминания.

…У нас на руках – два билета на спектакль «Убить дракона» в постановке театра имени Янки Купалы. До начала представления есть еще время, и мой спутник – бывший могилевский коллега, а ныне житель Минска Иван Знаткевич – предлагает зайти в гости к одному из актеров. Оказывается, недавно, отдыхая в санатории, Иван жил с ним в одной комнате.

– Между прочим, наш земляк, – уточняет приятель и называет фамилию известного купаловца.

Так мы очутились в тесноватой гримерке, где нас приветствуют двое уже солидных по возрасту актеров. Они почти в «неглиже». Но уже через пару минут Павел Дубашинский позванивает многочисленными медалями и значками на твидовом пиджаке. У Геннадия Овсянникова костюм поскромнее, но тоже с намеком.

Именно так – несколько странно и нелепо, по замыслу режиссера, должны выглядеть персонажи сатирической полуфантастической пьесы Евгения Шварца.

И хотя стремления из этой короткой беседы сделать некий материал не было, слово за слово – разговор вскоре принимает явно «газетный» уклон.

Что со временем очень даже пригодилось. Поэтому мы объединили в этой публикации тот эпизод с другими высказываниями актера, выстроив их в виде коротких монологов.

Итак, слово нашему уважаемому юбиляру.

Монолог первый
– Видите, тут у нас на столике всякие дамские штучки – тени, пудра, помада, разные краски-раскраски. Бывает, за вечер по два-три наряда меняем. Кому-то может показаться, что выходить на сцену, в чем есть явный элемент позерства, не мужское дело. Это, дескать, занятие для нежного пола. Кто-то из знаменитостей даже сказал такую фразу: «Актер – нечто меньшее, чем мужчина, актриса – нечто большее, чем женщина».

Но я не совсем согласен с такой точкой зрения на нашу профессию. Как и не согласен со словом «играть». Вместо него всегда говорю «быть». Что означает — быть настолько в образе, чтобы по-настоящему «прожить» данную роль. И если — мне об этом многие говорили — на «Трибунале» люди в зрительном зале не стесняются своих слез, это лишний раз подтверждает важность профессии лицедея, как нас еще называют.

Да и у самих актеров эмоции часто просто зашкаливают. Тут и давление, и сердечные проблемы. Например, у Бориса Платонова было пять инфарктов.
Хотя, конечно, у каждого человека своя планида. Вон Владимир Зельдин в свои сто лет выходит на сцену и снимается в кино! Наша Стефания Станюта тоже в весьма преклонных летах срывала у публики горячие аплодисменты. Ну и ваш покорный слуга в свои 80 никак не может «наиграться»…

Монолог второй
— «Дарагі той куток, дзе абрэзалі пупок», — говорят в народе. Для меня — это Могилев. Город на Днепре записан в моем паспорте в графе «Место рождения». Однако своей малой родиной я считаю все же Белыничи.

Случилось так, что отец умер, когда мне исполнилось всего несколько месяцев. Мать как-то быстро вышла замуж во второй раз и уехала в Крым. Меня же отдала на попечение своей сестре. Так под надзором тети Марфы Гавриловны Цибульской, простой сельской учительницы, я и вырос. Мать потом видел всего раза три, но она, слава Богу, дожила до того времени, когда меня уже стали показывать по телевизору.

Окончив в Белыничах семь классов, я поступил в Могилевский машиностроительный техникум, а спустя год забрал документы и подался в Рижское мореходное училище. Но и там задержался лишь на полгода. Вернулся домой и решил доучиться в десятилетке.

Лет пять назад авторы теленовеллы обо мне предложили посетить Белыничи. Я согласился, и вместе со съемочной группой мы ходили по улицам горпоселка, общались с местными жителями. Разумеется, никаких построек, в том числе и моей школы, не сохранилось, но приятно было, что люди меня узнавали, здоровались, охотно отвечали на вопросы режиссера-постановщика.

Монолог третий
— На учебу в Минский театрально-художественный институт отчасти попал тоже случайно. В школе занимался в драмкружке, с дружком Шурой Тылиным мы были первыми «на деревне» артистами. Вот и послал после выпускного вечера свои документы в институт. Вскоре получил оттуда вызов. Успешно сдал экзамен и был зачислен на курс замечательного педагога, народного артиста БССР, профессора Константина Санникова.

После окончания вуза в 1957 году, пришел в театр имени Янки Купалы, что считаю главным подарком судьбы. Я влился в коллектив, который находился в самом расцвете сил. Мне тогда было все равно, что играть, лишь бы быть рядом с такими корифеями сцены, как Платонов, Рахленко, Глебов, Ржецкая, Владомирский, Молчанов. Замечательные люди! Великие профессионалы, настоящие патриоты своей страны, неутомимые просветители.

В Купаловском театре я встретил своего главного и горячо любимого драматурга — Андрея Макаенка. Хотя он и не писал свои пьесы «под меня», многие зрители и даже критики до сих пор считают меня самым «макаенковским» актером.
Очень плодотворным было сотрудничество с режиссером Валерием Раевским, которого тоже считаю «своим».

Но в работе и с Макаенком, и с Раевским ничего не давалось легко и просто. За каждой ролью — большой, порой мучительный труд. До седьмого пота и нервных срывов. Все бывало! Собственно говоря, это преследует меня до сих пор. Правда, теперь я знаю и умею гораздо больше, чем прежде.

Монолог четвертый
— Юбилейная неделя предстоит очень насыщенная. В эти дни будут идти «Вечер», «Пан Тадеуш», «Люди на болоте».

Как видите, до сих пор я занят в театре достаточно плотно. Так что — «покой нам только снится»! Естественно, возраст сказывается на самочувствии. Но у сцены есть одно неоспоримое свойство — она «лечит»! Точнее, помогает забыть, хотя бы на время спектакля или репетиции, обо всех своих болячках. Плюс оптимизм. Недаром это чувство называют одним из главных составляющих долголетия и душевного здоровья.

Всего этого я искренне желаю своим зрителям и вашим читателям — моим дорогим землякам.

***

Готовя эту статью, на сайте Национального академического театра имени Янки Купалы отыскал награды, которых удостоен Геннадий Овсянников. Список их настолько велик, что займет немало места на газетной странице. Поэтому назовем только самые главные – медаль Франциска Скорины (1995), орден Франциска Скорины (2006), премия Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение» (2008).
Актер награжден также советскими орденами «Знак Почета» и Трудового Красного Знамени, в 1988 году ему присуждена Государственная премия БССР, ряд творческих работ отмечен белорусскими и российскими дипломами и призами.

Все вышеперечисленное наводит на мысль о необходимости отметить большие заслуги нашего земляка на площади Звезд в Могилеве. На наш взгляд, кандидатура Геннадия Овсянникова отвечает всем условиям столь высоких почестей…