Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Персона

Саша Варламов: "Женщины сами воспитывают мужчин"

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail

Думаю, сегодня в Беларуси сложно найти человека, который не слышал бы о Саше Варламове. Дизайнер, организатор фестиваля моды, преподаватель, руководитель крупного модельного агентства...
12 февраля Саша Варламов приезжал в Могилев для того, чтобы отобрать коллекции для шоу в Минске. Он поделился своими размышлениями о современной моде.
— Как вы думаете, есть ли отличие провинциальной моды от столичной, и в чем оно заключается?
— Конечно, есть, т.к. у дизайнера, живущего в столице, взгляд шире, нежели у провинциала, потому что проблемы, темпы, скорости, ситуации совершенно другие. Здесь все как бы в полусне. В Минске все крутится. Все во много раз быстрее. Проходишь по улице — машины мчатся, пробки... Кто-то опаздывает, кто-то спешит. Каждый раз при этом темпе перед глазами мелькает большое количество картин, впечатлений.
— Может быть, проблема провинциальных дизайнеров в отсутствии образовательной базы?
— Дело в том, что для преподавателя в провинции требования ниже, чем в Минске. Для того чтобы преподавать в столице, человек должен быть более современным, более креативным, более смелым. Нужно каждый раз отстаивать право работать учителем. Здесь вот (в Могилеве) из года в год ничего не меняется. Вот одну и ту же выточку делал 10 лет назад и 10 лет будет этому учить, когда все уже изменилось.
— А вы не считаете, что зачастую сами люди, живущие в небольших городах, стесняются носить креативные вещи?
— Провинция, с одной точки зрения, — это консервативная среда. Но с другой, именно провинциалы, если в них есть азарт, горение, стараются соответствовать лучшим примерам культуры, искусства, они тянутся к ним. И порой люди, приезжающие из провинции, более воспитанны, чем в Минске. Они менее хамы, менее дерзкие, потому что они, наверное, больше читают, больше уделяют внимания мелочам. Но, с другой стороны, именно низвержение стереотипов и есть развитие культуры.
— Возможно ли такое развитие событий: вот эта скромность, патриархальность во взглядах превратит столицу в однообразную серую массу?
— Дело вот в чем: существуют естественные законы развития общества. Разумеется, что в обществе, в котором темпы развития выше, быстрее и скорости. Но движение к прогрессу это одновременно и движение к гибели.
— Этим и объясняется то, что любимые цвета в Беларуси (если судить по одежде) черный, серый?..
— Черный, серый — это цвета, в которых чувствуешь себя защищенным. Яркие цвета говорят о желании обратить на себя внимание. А если на меня обращают внимание, то и по голове бьют в первую очередь меня, а не кого-нибудь другого. Если я веду себя нестандартно, то на меня обращают внимание и на мне вымещают злость, мне начинают завидовать, со мной бороться. Т.е. человек, одетый в яркое, естественно, провоцирует реакцию окружающих как положительную, так и негативную.
— А если сравнивать белорусскую моду и европейскую, в чем разница?
— Белорусская мода более эстетична, менее креативна, более консервативна. Как бы сказать, чтобы никого не обидеть... Люди в Беларуси одеваются в меньшей степени самостоятельно. Они подражают тем течениям, которые на Западе уже отошли. И поэтому они в меньшей степени самостоятельны в своих мыслях, они вторичны, третичны... Это копии.
— Может в ближайшем будущем сложиться обратная ситуация: белорусам начнут подражать?
— Конечно, начнут! Потому что, кроме таких известных модных стран, как Италия, Франция, Англия, существуют страны, в которых моды меньше, чем у нас. Ну например, Швеция, Бельгия с Голландией, Прибалтика, Украина...
— А как объяснить, что русских женщин узнают в любой стране Европы? Если англичанка может позволить себе выйти из дома в кроссовках, то белоруска всегда наденет каблуки...
— Если англичанка работает в приличной фирме, она позволит себе в кроссовках дойти только до работы, а в офисе наденет то, в чем ей предписано там находиться. А белоруски стараются каким-то образом подчеркивать свои сексуальные качества, потому что потребность в мужском внимании, наверное, все-таки больше.
— Белорусским женщинам мужчин не хватает?
— Белорусские женщины сами воспитывают тех мужчин, внимания которых им потом не хватает. Мужчин воспитывают иначе. Их никогда не ругают в детстве, их не бьют тряпкой, их не обзывают дурными словами. Мужчина всегда предмет восхищения для любой матери, а не предмет наказания. Это первое. И второе: надо больше давать самостоятельности.
— Для кого легче создавать одежду: для мужчин, женщин, детей?
— Для женщин. На нее все, что ни надел — все к месту. Она может вытянуть любую коллекцию. Труднее всего одевать мужчин. Нет ничего сложнее делать мужскую одежду, оставляя его мужскую суть, мужской стержень; смотреть на него с других углов, оставляя его мужчиной. Не меняя его пол. Необходимо подчеркнуть его мужские качества — пусть толерантные, пусть широкие взгляды — но не одевать его в колготки, в женское белье. Я терпеть не могу мужчин, переодетых в женскую одежду.
— Говорят, что мужчинам легче одеть женщину, потому что он делает ее такой, какой хотел бы видеть. Почему так мало дизайнеров-женщин, создающих мужские коллекции?
— Я считаю, что мода — это та область, в которой мужчины теряют свои приоритеты. Процесс, в котором женщины активно выходят на первый план, набирает обороты. И сегодня практически все сколько-нибудь значимые профессии находятся в прерогативе женщины. Поэтому сейчас, естественно, мода, дизайнер моды — профессия популярная, спрос на нее достаточно серьезный, да и жизнь как-то себе можно обеспечить благодаря этой профессии, поэтому женщины, естественно, занимаются этим более активно, чем мужчины. Как специалист заявляю — сегодня модой занимаются в основном женщины. Если в Беларуси найдется пяток мужчин-модельеров — это хорошо.
— Почему же в мировой моде мужских имен так много?
— Не думаю, что так много. Мы знаем Гальяно, ну знаем Готье, Лагерфельда. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, ну десяток... А все остальное? Женщины.
— Складывается такое впечатление, что женщины «остаются» за кадром.
— Да, большинство дизайнеров, работающих на того же Гальяно, — это все-таки женщины.
Диана НЕМЦЕВА,