Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

sinhelp.me
turtut
тут-тур.рф

Отдых, развлечения, туризм

Прага: по «черным» следам

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Ольга СМОЛЯКОВА.

Города – как люди: у каждого есть свое лицо, почерк и даже запах. Так, например, Барселона – веселая шебутная подружка, Стокгольм – приятель-собутыльник, Хельсинки – дядюшка-зануда, Рим – щеголь и ловелас, Яффо - старик-еврей, рассказывающий занятные истории, а Прага – мудрая бабуля, живущая по прописным канонам и обряженная в красивейшую архитектуру разных стилей и эпох. Здесь есть и готика, в полной мере отраженная в соборе Святого Витта, и образцы эпохи Ренессанса, включенные во дворец Шварценбергов, и романское искусство, увидеть которое можно посетив Базилику Святого Георгия…

Но это все парадный фасад столицы Чехии, открытый для взоров любопытных туристов. Существует и «теневая сторона» города, о которой из приезжих мало кто знает. Одной деталью из нерастиражированного образа, наделяющего целомудренную Прагу провокационностью и социальным стебом, является творчество ее уроженца, скульптора Давида Черного.

Сорокасемилетний мужчина не считает себя ни диссидентом, ни политическим активистом. Его жизненная философия проста: нет общественному мнению и скучным стереотипам. Этого, к слову, достаточно, чтобы снискать среди соо­течественников либо пылкую любовь, либо жгучую ненависть. Давайте и мы с вами пройдем по «черным» следам, попытавшись узнать, что так будоражит простых пражцев.

«Камо грядеши» на пражский лад
К историческому роману польского писателя Генрика Сенкевича эта скульптура эпатажного чеха не имеет ровным счетом никакого отношения. Разве что в названиях «Куда идешь?» они созвучны. А так, на первый взгляд, автомобиль Trabant с человеческими ногами предстает, как фантазия выжившего из ума художника. Если, конечно, не знать исторической подоплеки. До падения Берлинской стены в 1989 году немцы из Восточной Германии пачками приезжали в Прагу на своих машинах, чтобы просить политического убежища. Около полутора тысяч «трабантов» с доверенностью и ключами были брошены прямо у дверей посольства ФРГ. Благодаря этому множество предприимчивых чехов стали счастливыми обладателями миниатюрных немецких малолитражек. Скульптура же предлагает задуматься о жизненных целях и правильности выбранного пути. Она установлена на лужайке дворца Лобковичей, в котором до сих пор располагается посольство Германии.

«Иго-го» вниз головой
Одним из наиболее посещаемых мест в Праге является памятник Святому Вацлаву, восседающему на коне, выполненный в начале XX века Йозефом Мысльбеком. Давид Черный сделал пародию на скульптуру, усадив того же чешского князя на мертвую лошадку, перевернутую и подвешенную за ноги. Казалось бы, хулиганство да и только. Ан нет, это иронический упрек в сторону пафоса Вацлавской площади и других, не менее часто посещаемых толпами туристов мест. Сами же пражцы перешептываются, что уж очень всадник Черного лицом напоминает Вацлава Клауса, второго президента Чехии. Сегодня скандальная композиция находится в пассаже Lucerna на Водичковой улице. Подвешенная под потолком статуя немного раскачивается. Если как следует приглядеться, это хорошо заметно и поначалу смущает. Но держится она крепко. Плюс ко всему конь не отлит из металла, а сделан из пенопласта. Из-за такой хрупкости и воздушности у бедного животного несколько раз отрывали язык.. Но реставраторы не дремлют, регулярно его восстанавливая в разных цветовых решениях.

По нужде
Известно, что дедушка скульптора работал вместе с чешским инженером и изобретателем Frantisek Krizik. Гены деда хорошо просматриваются именно в этом hi-tech-творении Давида Черного, где две бронзовые фигуры писают в небольшой водоем, напоминающий по своим очертаниям Чехию. Они способны писАть на воде и рассказы Ярослава Гашека, и сатирические новеллы Карела Чапека. Чтобы сие чудо произошло, на специальный номер нужно отправить сообщение. Инсталляция была резко принята общественностью, особенно ярыми чешскими патриотами. «Как тебе не стыдно, Давид, создавать скульптуры, где люди писают на свою страну?» – спросили журналисты на одной из пресс-конференций у скандального пражца. Тот, не задумавшись ни на минуту, ответил: «А разве вы ездите справлять нужду в соседние государства?» Сегодня резонансный фонтан находится неподалеку от здания музея Франца Кафки.

Согласно Фрейду
Гуляя по Гусовой улице в Праге, берегите свое сердце. Ведь именно здесь на крыше трехэтажного здания можно увидеть болтающегося человека, судорожно сжимающего рукой стальную мачту. «Это самоубийца!» – в ужасе думает доверчивый турист и вызывает к месту происшествия бригаду скорой помощи и полицию. «Ха-ха», – ответил бы ему Давид Черный, если бы находился в эту минуту где-нибудь неподалеку. Наверное, именно на подобное внимание к своему детищу и рассчитывал скульптор-провокатор. Подвешенная фигура олицетворяет австрийского отца психоанализа Зигмунда Фрейда. Уцепившийся одной рукой за спасительную балку, профессор как бы завис над пропастью бессознательного. Продолжая игру с публикой, Черный предлагает и другое, более скандальное толкование: скульптура символизирует оторванность интеллигенции от простого народа, которому чужды психологические дебри. Я же, признаюсь, вообще разглядела в висящем человеке Владимира Ленина. Может быть, это сигнал, что пора записаться на прием к психоаналитику?

Бэбибум по-гулливерски
Несколько лет назад, когда Прага была объявлена одной из культурных столиц Европы, Давид Черный жил в городском районе Жижков. Власти попросили его сделать что-нибудь именно для этого места. Так на здешней телебашне появились десять безликих младенцев, вес каждого из которых составляет свыше 100 килограммов, а длина – 3,5 метра. Правда, на переговоры с чиновниками ушло целых полтора года. Скульптор тщательно выбирал место для каждого из младенцев, и до сих пор не до конца доволен их расположением. Трактовок скульптуры множество, но главная сводится к тому, что у современного поколения все чаще во главе угла становится не реальная, насыщенная событиями жизнь, а виртуальная.

Это лишь малая толика работ Давида Черного в многообразной палитре, рассредоточенной по разным пражским уголкам. Но, где бы ни находились скульптуры автора, все они содержат в себе послание, несут какой-то смысловой подтекст. «Провокация – это просто более веское и заметное проявление философских убеждений, – считает Давид Черный. – А человек, глядя на эти инсталляции, должен сам, без дополнительных пояснений, прийти к определенным выводам».

…Города – как люди. Одни появляются в твоей жизни ненадолго и исчезают в никуда, оставив на память о себе несколько фотографий в альбоме; другие задерживаются на какое-то время, изредка приглашая в гости; третьи не отпускают, любят и ждут. И даже если бабушка строгих правил Прага понемножку отходит от многолетнего консерватизма, от этого она не становится менее привлекательной или гостеприимной. Наоборот – скульптуры Давида Черного в ее облике, словно едва заметные веснушки. Если не обращать внимания, то их и не видно, а в остальном – придают шарм и игривость.