Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Общество

Дорога к храму

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Ольга СМОЛЯКОВА.

Все чаще то тут, то там натыкаешься глазами на объявления-приглашения в паломнические поездки. Конечно, современные пилигримы мало похожи на, скажем, известного путешественника XVI века Трифона Коробейникова, чье «Хождение» по святым местам имело в старину авторитет чуть ли не священной книги и выдержало десятки переизданий. Но и московского купца из средневековья, и его последователей, только-только начинающих прокладывать личные маршруты к святыням, объединяет одно – желание соприкоснуться с духовностью, найти Бога. Вот и едут-летят-плывут (а бывает, что даже идут пешком за сотни километров) люди в Дивеево, Троице-Сергиеву лавру, в храмы на Соловки и Валаам; а кто побогаче – на Святую землю, итальянский Бари или египетскую гору Синай. Все это замечательно; однако если хорошенько присмотреться, то и в Могилевской области можно для себя открыть – как его иногда называют верующие – «белорусский Суздаль». Речь идет о Бобруйске. Да-да, и не удивляйтесь! В этом городе уютно расположились не только бронзовый Шурочка Балаганов, дом а-ля Порт-Артур и прочая «аутентика», но также более дюжины православных храмов, поражающих величием и красотой. Давайте и мы с вами, стряхнув с себя повседневную мирскую суету, заглянем хотя бы в некоторые из них.

«И «Свете тихий» с клиросов воззвали, и лики золотом пунцовым заблистали…»

– Вот это наша гордость – Свято-Георгиевский храм, – еще на подходе к нему обозначает руководитель пресс-службы Бобруйской и Быховской епархии иеромонах Димитрий (Мамонов). – Наверняка же слышали?

И даже больше – видела. Белую церковь, так ее окрестили в народе, частенько изображают на праздничных открытках региона и в информационных буклетах. Когда стоишь рядом с монументальной белокаменной базиликой – ассоциативно на ум приходит невеста: нарядная, непорочная и улыбчивая. Аура здесь именно такая. Хотя, казалось бы, это невообразимо: храм-то еще при строительстве в начале XX века был назван в честь Святого Георгия Победоносца – покровителя православного воинства. Да и возводился он, что лукавить, никак не для кисейных барышень, а чтобы здесь могли молиться расквартированные в Бобруйске солдаты Кутаисского и Имеретинских полков. С другой стороны, дальнейшую участь церкви «боевой» никак не назовешь, скорее – страдальческой. Испытаний на ее долю выпало с лихвой.

– Советская власть закрыла храм в 1928 году, были сброшены купола, – рассказывает иерей Василий Макарчиков, что уже на протяжении 13 лет здесь служит. – Сначала его «подогнали» под швейное производство, затем использовали под склад. Во время оккупации размещались немецкие авторемонтные мастерские, после войны – столовая. И только в 1990 году Белую церковь вернули верующим.

С тех пор много воды утекло… Вместо полуразрушенного разворованного здания со сбитой декоративной отделкой прихожане идут в уютное, полностью отреставрированное и намоленное место. Иконы здесь выполнены преимущественно мастерами Московской школы, есть частицы мощей почитаемых христианами святых. Помимо этого при храме имеются духовно-просветительский центр, молодежная группа, сестричество, воскресная школа, библиотека, методический кабинет и другое. Отдельного упоминания заслуживает помещение для проведения таинства крещения, а точнее, находящаяся в нем купель – окунаясь в нее с головой, вполне себе можно представить, что погружаешься в воды Иордана.

– Хотелось бы, чтобы чаще сюда заглядывала молодежь, – провожая нас к выходу, говорит отец Василий. – Перефразируя Антония Сурожского – мы не можем привести человека к Богу, но стараемся создать для этого все условия. Если есть такая потребность, не бойтесь открывать двери в храмы, задавать вопросы священнослужителям.

«И видел там, за громом битв, восстанье Светлого Завета…»

Следующая остановка в экскурсии – Свято-Никольский кафедральный собор, находящийся в самом центре Бобруйска. Наш спутник, отец Димитрий, служит именно здесь клириком. Еще до входа в храм интересуюсь у него, почему на папертях – чудо-расчудесное – не видно нищих? На что священник отвечает, что сегодня холодно, а в другие дни их хватает. Тем не менее, даже не глядя на явные, исходящие от большинства попрошаек алкогольные пары, духовенство к ним относится с жалостью, снисходительно. И замечания делает крайне редко, только в вопиющих случаях.

– Подавать милостыню человеку алкозависимому и морально опустившемуся рекомендуется так, чтобы еще больше ему не навредить, – продолжает отвечать на вопросы мой визави. – Скажем, не деньгами, на которые можно купить спиртное, а теплой одеждой или продуктами питания. А вообще – благо творить необходимо с любовью и во исполнение слов Господа Иисуса Христа: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Евангелие от Матфея 6:3). Все должно идти от чистого сердца, а не потому, что так положено…

Тема зависимостей оказалась к месту и в стенах собора, где с серебряным ковчежком в руках нас встретил иерей Алексей Болотов.

– Здесь хранятся частицы мощей святого мученика Вонифатия, которому молятся об исцелении от пьянства, наркомании и желания покурить, – акцентирует батюшка. – Каждую субботу перед ними и иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша» у нас проходят специальные молебны. К сожалению, слишком мало людей в них участвуют. Как правило, родственники и близкие страдающих пагубной тягой.

По убеждению собеседника, кроме молитвы, помочь может появление в жизни того же алкоголика хобби (хоть даже элементарное коллекционирование марок!) и получаемая радость от него.

– Надо верить – и Бог дарует еще один шанс, – резюмирует иерей Алексей Болотов. – Как это, к слову, произошло и со Свято-Никольским кафедральным собором.

Древнейший храм города на Березине, построенный в конце XIX века (а предшествующая Никольская церковь упоминается в подымном реестре еще в 1638 году), действительно переживал разные времена. Чего только стоит период, когда в середине 60-х прошлого столетия его здание было переделано под плавательный бассейн? И лишь в 2003 году справедливость восторжествовала.

– Еще незадолго до этой даты мы проводили богослужения здесь же, за перегородкой, а в другой части – плавали люди, играла музыка, – делится воспоминаниями отец Алексей, который с первых дней возрождения собора в нем служит. – Такие условия только укрепили веру многих православных.

«Господь прозрение нам ныне дал; для достижения – дорогу тесную, одну совместную – Он указал…»

Ах, до чего же сказочное место! – первая эмоция (уверена, что не только у меня), возникшая при виде недавно построенного храма иконы Божией Матери «Целительница» (между прочим, пока единственная церковь в республике, освященная в честь этого образа; в Беларуси есть лишь аналогичные молитвенные комнаты при больницах). Находится он в живописнейшем месте, в окружении деревьев-богатырей; в фундамент заложены камень из стен базилики Богородицы в Эфесе и частица мощей святого великомученика Пантелеимона. Построен приход из клееного бруса и внешне очень напоминает резиденцию Деда Мороза в Беловежской пуще. Да и внутреннее ощущение волшебства здесь, пожалуй, не меньше, а даже больше. Оно продолжает усиливаться, когда знакомишься со здешним настоятелем – иеромонахом Андреем (Василюком).

– Ну что, гости дорогие, приехали вносить нас в анналы истории? – шутит, иронично прищуриваясь, батюшка. И сразу понимаешь, что к такому священнику не страшно идти на исповедь, каяться в крамоле. Легко находиться рядом и как-то душевно.

Отец Андрей ведет нас по приходу, рассказывая про главные его достопримечательности и святыни. Дольше всего он задерживается у двух икон Божией Матери – «Целительницы» и «Всецарицы». Последняя снизу доверху обвешана серебряными украшениями.

– А это многочисленные дары прихожан, которым помогла Богородица, – увидев мой недоуменный взгляд, объясняет настоятель. – Ее заступничество получают и онкобольные люди, и бездетные. Не так давно была в храме женщина, которая много лет не могла забеременеть, и истово просила у Божией Матери ребенка. И что вы думаете? Сегодня она уже стоит на соответствующем учете.

– Может быть, есть секрет: как молиться о заветном?

– Не обязательно по молитвослову – хотя, естественно, это тоже очень здорово. Ведь там отражен опыт духовной жизни святых, а мы, повторяя молитвы, прикасаемся к сакраментальному. Можно (и часто нужно) говорить со Всевышним своими словами: произнося их, мы вкладываем свою душу; то, что нас по-настоящему трогает и волнует. А вообще, старайтесь быть добрее, совершать благие поступки! Это вы делаете не только ради других, но, в первую очередь, для своей души…