Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Общество

Уж если пенсия – то лучше с песней бы!

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Ольга СМОЛЯКОВА.

«Я, может, только жить начинаю: на пенсию перехожу…» – утверждал почтальон Печкин из Простоквашино. И был прав. По-своему. Для одних заслуженный отдых – событие долгожданное, предоставляющее возможность вдоволь понянчиться с внуками, окунуться с головой в домашние хлопоты, научиться – в конце концов – крючком вязать. Для других – первая ступенька к угасанию. Это если рассматривать вопрос в психологической плоскости.
С ракурсов же социальной политики и экономики «болевых точек» в существующей в Беларуси пенсионной системе тоже хватает. Так, по оценкам экспертов Всемирного банка, к 2050 году в стране пенсионеров будет больше, чем экономически активного населения (115 «заслуженно отдыхающих» на 100 работающих человек). Что, соответственно, повлечет серьезный дефицит средств Фонда социальной защиты населения, из которого выплачиваются пенсии. Как бы не получилось по Бернсу: «Мы хлеб едим и воду пьем, мы укрываемся тряпьем…».

Касаемо Могилевской области – уже сегодня, по информации комитета по труду, занятости и социальной защите облисполкома, здесь насчитывается порядка 300 тысяч пенсионеров (количество же трудоспособного населения составляет без малого 470 тысяч). Практически 69 тысяч человек, перешагнувших «черту икс», продолжают вкалывать в разных должностях на региональных предприятиях и в организациях (что любопытно, из них 22 720 – мужчины; 46 107 – женщины).

В общем, пора бить в колокола. Или страхи преувеличены? А повышение пенсионного возраста так и останется на уровне разговоров? По словам Президента, решать проблему нужно только с учетом мнения белорусов – люди должны определиться, необходимы ли в ближайшее время какие-либо изменения. Если граждане согласятся, то пенсионный возраст все-таки поднимут.

«МВ» также решили не оставаться в стороне от вопроса, предложив его обсудить директору филиала «Белгосстрах» по Могилевской области Анатолию ГЛАЗУ, экс-сотруднику органов внутренних дел, подполковнику милиции в запасе Игорю ХОЗЯЙНИКОВУ и только недавно приступившей к работе акушеркой в Вендорожской амбулатории Могилевского района Ольге ЛЫСОВОЙ.

Анатолий ГЛАЗ: О продлении пенсионного возраста активно говорилось и раньше, в том числе несколько лет назад в бытность моего депутатства в Палате представителей Национального собрания страны. И тогда, и сейчас я придерживаюсь точки зрения, основанной на объективном анализе ситуации, – модернизация пенсионной системы необходима. Люди, достигшие 60-летнего возраста, обладают колоссальными опытом и навыками, знают оптимальные подходы в организации труда. Данный «багаж» они должны поступательно передавать молодым коллегам.
Другой вопрос, что в настоящее время это крайне редко получается сделать: так называемая «возрастная цепочка» в большинстве случаев просто-напросто отсутствует. К тому же человек, пусть и в возрасте, но обладающий кипучей энергией и привыкший постоянно находиться при деле, дома, скорее всего, зачахнет. Сколько уже было таких случаев! Ему не надо давать оперативную, требующую титанических усилий работу: конструктивная занятость такого зубра пойдет на пользу всему коллективу.
Еще один аспект – системное нарастание дефицита трудовых ресурсов, от которого, увы, никуда не деться. Если не перекрывать его пенсионерами, то придется брать в штат мигрантов. Как думаете, что предпочтительнее?
В общем, надо нащупывать оптимальную модель, основанную на разных составляющих.

Игорь ХОЗЯЙНИКОВ: Я буду рассуждать с позиции человека, отдавшего не один год жизни службе в органах внутренних дел Могилевской области (спектр деятельности широкий: от экспертно-криминалистического направления до иженерно-технических вопросов компьютерного обеспечения). В нашей системе абсолютно справедливо сотрудники имеют право уходить на пенсию в возрасте от 45 лет. И здесь никакие корректировки не нужны. Люди «изнашиваются» не на шутку как физически, так и морально. Да, помимо стражей порядка, существуют другие трудоемкие профессии.
Но, к примеру, тот же сельхозработник отрабатывает по графику, пусть даже с сезонными «скачками», и отдыхает как положено. А служивый – в частности, при расследовании преступлений – сутки-двое-трое в строю. При этом точно не знаешь, когда тебя могут «выдернуть»: хоть ночью, хоть в выходной. Злодейства ведь не совершаются по расписанию! Не один Новый год я встретил на службе. Кто-то возразит: мол, есть в органах и «пассивные» должности.
Во-первых, все проходят через низы, где на протяжении нескольких лет вынуждены максимально задействовать силу и выдержку – так сказать, выкладываются по полной.
А во-вторых, даже, казалось бы, статичные обязанности сопровождаются постоянным напряжением. Так, я в свое время отвечал за поддержку компьютерного парка подразделения. Его «жемчужиной» была (да и сейчас остается) автоматизированная дактилоскопическая информационная система. Случилась беда – будь добр оперативно запустить собранный материал в работу и выдать результат, и опять-таки вне зависимости от времени суток. Ведь от этого зачастую зависят людские судьбы. Так что, повторюсь, увеличение пенсионного возраста конкретно в нашей сфере принесет больше вреда, нежели пользы.

Ольга ЛЫСОВА: А я отнеслась бы к реформам в обсуждаемом ключе скорее позитивно. Правда, мне только 20 лет и запала энергии еще предостаточно. Человек, выбирая профессию, исходит из своих предпочтений, внутренних установок. А если любишь то, чем занимаешься, можно и нужно посвятить себя делу. И в тридцать, и – если понадобится – в шестьдесят пять. Конечно, есть риск, что при увеличении пенсионного возраста работодатели начнут избавляться от «лишних» людей, и новенькие, как не обладающие опытом и фундаментальными знаниями, могут оказаться под ударом. Да и мотивация у некоторых руководителей вполне предсказуема: молодой – значит, гибкий, способный, если что, и переучится. Время-то вроде бы есть. Но я, если честно, такого расклада не боюсь. Коллектив в Вендорожской амбулатории далеко не старый, да и наша главврач – человек справедливый и ценящий старательность.
Надеюсь, что моя профессиональная судьба в системе здравоохранения Могилевщины сложится успешно. Ради этого заочно поступила на биофак в Гомельский университет имени Франциска Скорины.

– Представим, что пенсионный возраст в Беларуси все же решено увеличить. Как, на ваш взгляд, это оптимальнее следует сделать?

Анатолий ГЛАЗ: Наиболее удобно, по моему убеждению, давать доработать нашим мужчинам и женщинам до 65 и 60 соответственно. В ряде стран гендерных различий в данном разрезе не существует: возрастная трудовая планка идентична для обоих полов. В Синеокой ментально это неприемлемо. К тому же на плечах белорусок, как правило, держится еще и домашний уют: они «во вторую смену» и семью успевают накормить, и убраться, и постираться, и детям-внукам время уделить. Сумасшедшая нагрузка! Процесс внедрения нововведений в пенсионную систему должен быть планомерным, требующим выверенного подхода. Скажем, если решение будет принято в следующем году, то в 2017-м на пенсию уйдут 56-летние и 61-летние; в 2018-м – 57-летние и 62-летние и так далее. Переходный период – 5 лет. Но должно сохраниться право на удаление от дел для тех, кто достиг 55 и 60 лет и по тем или иным причинам работать не хочет или не может. Пенсия, естественно, в таком случае выплачивается не в полном объеме. Это навскидку: детали, конечно, нужно шлифовать, учитывая все возможные факторы: специфику профессии, личные заслуги и др. Ратую и за увеличение размера пенсии! Безусловно, все зависит от наличия средств в Фонде социальной защиты населения (пенсионное обеспечение граждан находится в непосредственной связке с занятостью населения, а именно со стажем работы и стажем уплаты страховых взносов). Если сегодня на одного пенсионера приходится лишь 1,6 работающего, то буквально 7 – 10 лет назад их было 1,9, а еще раньше – 2,2. Сами видите: нынешние цифры пусть еще не совсем критические, однако оставляют желать лучшего.

Поэтому перемены в пенсионной системе – если, как сказал Президент, народ их поддержит – пойдут всем только на пользу.

Ольга ЛЫСОВА: Мне кажется, что при проведении пенсионной реформы властям стоит обратить внимание на практику других стран. Я, например, бывала в Италии, общалась с разновозрастными людьми (там пенсионный возраст для мужчин наступает в 65 лет, а для женщин – в 60; при условии наличия 35 лет страхового стажа на пенсию можно выйти в любом возрасте – прим.автора). Больше всего меня поразило, что местные дедушки и бабушки ведут совершенно отличный от наших стариков образ жизни: катаются на мотоциклах, путешествуют, ходят по ресторанам. Конечно, пенсия у них несопоставимо больше, чем у белорусов, но что еще кардинально впечатляет – так это мышление! В Италии после ухода с работы жизнь в буквальном смысле только начинается. Их бы пенсии вместе с жизнерадостностью да нашим возрастным и не очень соотечественникам, тогда и социальная сфера «заиграет» другими красками.

– А лично вы себя на пенсии видите?

Игорь ХОЗЯЙНИКОВ: Я ушел из ОВД в 48 лет. Сейчас мне на год больше. Казалось бы, еще в расцвете, но за время службы – без преувеличения – несколько поизмотался. Однако сложа руки сидеть не привык. За этот год успел попреподавать в агролесотехническом колледже имени К.П.Орловского. Сейчас нахожусь в поиске работы, более отвечающей душевному настроению. На такой «хлеб», уверен, мне хватит и сил, и знаний, и здоровья.

Анатолий ГЛАЗ: Мой возраст, 64 года, перевалил уже за «трудовой рубеж». Однако чувствую по себе: в качестве руководителя способен дать коллективу еще немало, передать свой опыт тем, кто идет следом, уберечь их от ошибок. Такую же «школу» в свое время прошел сам, и спасибо тем людям, кто помог мне, тогда еще зеленому юнцу, встать на ноги. Среди них были и пенсионеры. При этом подчеркну: каждый человек в возрасте, стоящий у руля предприятия или организации, должен здраво смотреть на себя со стороны. И без перегибов! Я говорю искренне: когда увижу, что кто-то из работников филиала «Белгосстрах» по Могилевской области сможет наладить работу эффективнее, чем я, – уйду сразу. А пока «ращу» себе замену. Благо молодежь у нас замечательная: умеет слушать и, что еще важнее, слышать старших.