Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Общество

Приют – это там, где тепло и уют

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Валентина СОКОЛОВСКАЯ.

«И создал Бог зверей земных по роду их» – говорится в Писании. Свое предназначение на этой грешной земле у всего живого.

Так, испокон веков живут рядом с человеком и верно служат ему собака и кошка. Они – его помощники, утешение в одиночестве и даже лекари… В семьях, где по-доброму относятся к четвероногим друзьям человека, как правило, и дети вырастают чуткими и добрыми. А это уже составляющие нравственного фундамента общества.

Многие известные исторические личности не гнушались, не гнушаются и ныне дружбой с «братьями нашими меньшими». Во всем цивилизованном мире содержание и защита четвероногих друзей человека регламентируются законодательством. В США, например, есть отдел полиции, занимающийся защитой животных. В России предусмотрена даже уголовная ответственность за жестокое с ними обращение.

В последнее время и в нашей стране в этом вопросе лед трогается под теплом сердец людей неравнодушных. На прошлой неделе довелось побывать на участках спецавтопредприятий городов Могилева и Витебска, занимающихся работой с безнадзорными животными. Но какая же огромная между ними разница!

Работа мрачная, но и без нее никак...
В Могилеве вольер для временного содержания животных – это 10 мест для собак в клетках за металлическими прутьями. Относится он к участку по отлову безнадзорных животных МГКУ «Спецавтопредприятие». По словам его сотрудников, в месяц спецбригада привозит сюда 100–150 собак. Из 10 клеток с будками – 5 отведено под гостиничные для животных, которых сдают их владельцы на время. Стоимость за сутки такой услуги – 30 000 рублей.

Мастер бригады по отлову бродячих животных утверждает, что отловленных собак, перед тем как подвергнуть эвтаназии, держат в вольерах еще пять дней. Но поверить в это трудно. «На днях, например, – рассказывает эта же работница, – только из Шклова привезли 21 собаку».

Кошками здесь почти не интересуются. Объясняют, что отлавливают их в редких случаях по заявкам ЖЭУ. Хотя формально один вольер для мурок предусмотрен там же на улице рядом с собачьими. Думается, что от такого соседства кошка может умереть от разрыва сердца, да и от мороза тоже, еще раньше, чем от эвтаназии.
Глядя на мечущихся в железных клетках собак, на то, как с истеричным лаем бросаются они на металлические прутья, как по ногам некоторых течет моча, невольно подумалось, что предчувствуют они свою близкую смерть.

Кроме бригады по отлову, на этом же участке спецавтопредприятия работают ветврач и санитарка. Корм для пока еще живых животных – только сухой.

Рядом с вольерами – помещение, где проводится эвтаназия. Собаке вводят убивающий препарат. Утверждают, что действует он быстро. Людям, выполняющим такую мрачную работу, не позавидуешь.

Настроение после знакомства с этой службой – хуже некуда. Но, с другой стороны, нельзя ведь допускать, чтобы стаи безнадзорных собак бродили по городу…

Боль души не давала ей покоя
В Витебск отправилась по совету знакомых, утверждавших, что только там приют для безнадзорных животных оправдывает свое предназначение и работает по примеру подобных в цивилизованном мире. Его хозяйка Наталья Зубова — миловидная, энергичная женщина — встретила приветливо, заметив, что журналисты здесь — гости нередкие.

В свое время Наталья Михайловна окончила Витебский медуниверситет, заведовала аптекой. Окончила она и Академию управления при Президенте Республики Беларусь по специальности «Экономика и управление государством». Работала заместителем директора фармацевтической фирмы. Зарплату получала куда более существенную, чем в нынешней должности начальника участка «Приют для безнадзорных животных» ДКАУП «Спецавтобаза г.Витебска».

Свою столь резкую перемену деятельности объясняет словами известного певца Пола Маккартни: «Если вы родились с этой включенной лампочкой в голове — вам ее не отключить!» С детства не могла она равнодушно смотреть, когда истязали животных, когда насмерть забивали их монтировками при отловах. Не может мириться с тем, что люди выбрасывают своих еще недавно любимых питомцев на улицу, как надоевшую игрушку.

Интересовалась ситуацией с четвероногими друзьями человека в других странах и пришла к выводу, что у нас в этом вопросе надо что-то менять радикально.
С идеей создания нормального приюта для безнадзорных животных она не один год обивала пороги «высоких кабинетов». Признается, что были дни, когда плакала под окнами гор­исполкома. Просила только помещение — базу для приюта. Все остальные вопросы: лечение, питание животных и другие, была уверена, сможет решать с помощью общественности.

Сегодня Наталья Михайловна с глубокой благодарностью говорит о губернаторе Витебщины Александре Косинце и мэре областного центра Викторе Николайкине, которые услышали ее, и под приют было выделено требующее капитального ремонта двухэтажное здание на окраине Витебска общей площадью около 800 кв. м с прилегающей к нему территорией почти в два гектара.

И кров, и питание, и лечение...
Теперь в этом отремонтированном, чистом, благоустроенном здании не хуже, чем в больнице для людей. Тепло. Чистота идеальная. Стены, полы выложены светлой плиткой. В кабинете для ветврачей — шкафы с лекарствами, перевязкой. Рядом — операционная. Есть помещение для животных на карантине, послеоперационная. На шеях у прооперированных животных — прозрачные легкие елизаветинские воротники, не позволяющие им тревожить зубами швы, раны.

А в самой большой комнате в несколько ярусов рядами стоят десятки клеток для кошек. Некоторые из них свободно разгуливают по помещению, другие — совсем по-домашнему улеглись на стульях и в мягких лежаках.

Есть в здании кухня, где готовят пищу для животных, складские помещения для провизии и других вещей, необходимых четвероногим. На коридоре — длинный стол, на котором горками стоят чистые миски для кошек и собак. Перед кормлением (а кормят здесь два раза в день) в них раскладывают каши, разливают бульоны. В тот день на ужин всем четвероногим была приготовлена гречневая каша с мясом.
А на улице — длинные ряды вольеров для собак с аккуратными, утепленными соломой будками. Их здесь более сотни. Есть и просторные вольеры для беспривязного выгула собачьего молодняка и щенков. Всех собак здесь выгуливают три раза в день и вычесывают.

Бригада по отлову безнадзорных животных и приют — два участка Витебской спецавтобазы. Функции у них разные, но работают они с одними и теми же животными. Свой отлов работники бригады сдают в приют. Усыпляют здесь только смертельно травмированных и очень больных животных, которых на лапы уже не поставить, а также патологически агрессивных собак с нарушенной психикой. «За три с лишним года усыпили не более 30 животных», — констатирует Зубова.
Все поступающие в приют собаки и кошки осматриваются ветврачами. Обрабатываются от блох и глистов. Через десять дней проводится повторная обработка от глистов. А еще через десятидневку всем делается первая прививка, через три недели — вторая. Спустя две недели проводится стерилизация либо кастрация животных. После такой операции не только кошки, но и собаки находятся в здании еще неделю.

С миру по нитке
Конечно, на обеспечение питомцам приюта такого содержания требуется немало средств. Бюджетных хватает только на скромную зарплату его работникам (в среднем она менее трех миллионов рублей в месяц) и коммунальные платежи. «Животным в месяц надо не меньше тонны мяса, — говорит Зубова, — и столько же крупы. Кроме этого в нормальном рационе тех же собак должно быть процентов 30 овощей. Ветеринарные затраты на одного животного — около миллиона рублей».

Но как и обещала Наталья Михайловна, она смогла организовать работу так, что тысячи людей бескорыстно протягивают ей руку помощи. На многих сайтах Интернета ее объявления: приюту требуется… В банке открыт счет для благотворительных поступлений. В магазинах стоят ящики по сбору пожертвований. Специальная комиссия периодически изымает их и кладет на счет приюта. Определенное количество обрези безвозмездно поставляют мясоперерабатывающие предприятия; мясо-костные наборы — птицефабрика. Такая благотворительность закрепляется соответствующими договорами. У приюта более 10 000 волонтеров — студенты, учащиеся, трудовые коллективы… Предприниматели привозят немало самой разной провизии, срок годности которой официально истек, но имеющей еще вполне товарный вид. «Надо лишь организующее начало, а добрых, отзывчивых людей много», — убеждена Зубова.

Успешно ищет приют своим подопечным хозяев. Без этого массовой эвтаназии бездомных животных было бы не избежать. Реклама: ищу хозяина с фотографиями мурок и полканов идет в прессе, по телевидению, в красочных листках на стеклах такси, проводятся выставки-раздачи питомцев приюта. И надо сказать, что берут их довольно активно не только белорусы, но и соседи-россияне. Причем все, как правило, просят взрослых животных — пролеченных, привитых, стерилизованных. Здесь посоветуют собаку или кошку с определенным характером, нужными деловыми качествами.

Но проблемы все же есть
О проблемах приюта Наталья Михайловна говорит кратко:
— Решаемы все, кроме острейшей из них, требующей внимания на государственном уровне. В стране нет препарата для проведения животным наркоза перед операцией. До последнего времени был такой золетил, пригодный для этой цели. Но недавно его запретили якобы из-за наркотических свойств. Не правильно, не гуманно это! (кипятится она). Следовало бы наладить строжайший учет этого препарата, нельзя проводить внутриполостные операции под эпидуральной анестезией. Нам предлагают заменять золетил определенными белорусскими лекарствами. Но они не так эффективны (вздыхает Зубова). Их введешь — и животное не может шевельнуться. Но боли переживает адские. Не все выдерживают это шоковое состояние. Бывает, что и погибают во время операции.

Большая проблема, требующая решения на государственном уровне, — это и насущность закона, дейтственно защищающего домашних питомцев от жестокого с ними обращения, повышающего ответственность граждан за их содержание. Лозунг «Мы в ответе за тех, кого приручили» будет действенным лишь тогда, когда такую ответственность закрепят законодательно, как сделано это в ряде других стран.

Так, во всем цивилизованном мире, чтобы не плодить бездомных животных и не уничтожать варварски ненужное потомство собак и кошек — их стерилизуют.

В Италии, например, обязательно поголовное чипирование домашних питомцев. Если же откроется, что чья-то кошечка без чипа и не стерилизована, то ее хозяину придется платить налог как заводчику-предпринимателю. И поэтому бродячие пес или кошка там явление редчайшее.

Это ее призвание
Кстати, в Витебский приют не берут животных, которых хотели бы пристроить сюда жители города. «Во-первых, у него конкретное предназначение — для кошек и собак, доставляемых к нам бригадой по их отлову, — поясняет Наталья Зубова. — А потом — это сколько же надо было бы вольеров, чтобы принимать ненужные хозяевам приплоды их питомцев!» И опять подчеркивает она, что стерилизацию необходимо закрепить законодательно, как в Италии.

Ни за какие деньги не согласна Зубова открыть при приюте и гостиницу для домашних животных. Объясняет это тем, что привозят сюда нередко больных кошек и собак, бывает, что и с очень опасными инфекциями. «Не зря ведь, — показывает она на небольшое строение, — функционирует у нас своя станция по производству хлорки. Дезинфицируем все и очень тщательно».

Иногда, признается Наталья Михайловна, бросают ей вслед обидные упреки: дескать, лучше бы свою благотворительность обратила на больных детей и стариков. На что всегда парирует: «Так займитесь вы этим вопросом, делайте дело, а не болтайте! Я занимаюсь другой проблемой, и это — мое дело».

С ней нельзя не согласиться. Остается только надеяться, что по примеру Витебска будут создаваться, совершенствовать свою работу и другие приюты для безнадзорных животных, а затронутые Натальей Михайловной проблемы услышат те, от кого зависит их решение.