Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Общество

Семейный детский дом расформирован

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Вера СТЕПАНОВА.

О семье Моцных – детском доме семейного типа в Климовичах – наслышаны многие. В прошлые годы о ней писали в газетах как об образцовой, где все дети хорошо учатся, завоевывают дипломы на различных творческих конкурсах, где царят уют, любовь и взаимопонимание. Поэтому события в семье последних месяцев были для всех как гром среди ясного неба.


фото: TUT.by.

Как гром среди ясного неба

12 июля Климовичским райисполкомом принимается решение о прекращении функционирования этого детского дома семейного типа и освобождении приемного родителя Ирины Моцной от обязанностей опекуна по ст. 168 Кодекса о браке и семье (ненадлежащее исполнение обязанностей опекуна, выразившееся в оставлении ребенка без присмотра и физическое воздействие на несовершеннолетних). 16 июля Ирина Моцная была уволена с должности родителя-воспитателя детского дома семейного типа по ст. 47 Трудового кодекса за совершение аморального поступка, выразившегося в физическом воздействии на несовершеннолетних и несовместимого с продолжением работы в данной должности. В отношении нее возбуждено и уголовное дело по ст. 176 (злоупотребление правами опекуна или попечителя).

Дети соответственно отдаются под опеку другим людям. Дом, общая площадь которого 111 кв. м, Ирина Владимировна должна освободить, поскольку он относится к категории специального жилого помещения государственного жилого фонда.
Надо сказать, что столь радикальным мерам предшествовала еще и тяжелая трагедия в этой семье: неожиданный и необъяснимый суицид второго приемного родителя – Виктора Ивановича Моцного – мужа Ирины Владимировны.

Потрясением для хозяйки дома было и заявление в Климовичский РОВД бабушки двух воспитанниц Моцной о ее рукоприкладстве по отношению к детям. Усугубилась ситуация и тем, что Ирина Моцная трое суток не говорила ни органам опеки, ни милиции о том, где находится одна из девочек, которой нужно было провести медицинское освидетельствование для того, чтобы опровергнуть либо подтвердить жалобу бабушки девочек. Чтобы установить местонахождение ребенка, органам опеки пришлось обратиться в РОВД.

Ирина Владимировна металась по инстанциям, обращалась в том числе и к журналистам за поддержкой в своей борьбе за восстановление ее в правах на детей.
И вот уже в Интернете появляются горестные сетования воспитанников Моцной на то, что их отнимают у «любимой мамочки». В различных комментариях на ситуацию сквозит осуждение чиновников, «бездушной системы», травмирующих детей и разрушающих «отличную семью».

«Неладное замечали в семье и раньше, но это казалось не столь существенным»

Со своей стороны дать пояснение, прокомментировать ситуацию счел необходимым Климовичский райисполком.

На встречу с журналистами, которая проходила в формате пресс-конференции, пришли заместитель председателя Климовичского райисполкома Екатерина Музыченко, начальник районного отдела образования спорта и туризма Наталья Глушакова, психолог Татьяна Батура.

Наталья Глушакова вкратце ознакомила представителей СМИ с предисторией Климовичского детского дома семейного типа. У Ирины Владимировны, человека с высшим педагогическим образованием, и ее покойного мужа, уважаемого в округе часового мастера – человека добрейшей души, как говорили о нем и дети, двое ныне уже взрослых своих сыновей. В 2002 году супруги взяли на воспитание девочку из детского приюта, впоследствии ее удочерили. Теперь она уже совершеннолетняя. В 2003 году Моцные оформили опеку еще на двоих детей, а в 2008-м Ирина Моцная обратилась в районный отдел образования с просьбой доверить им с мужем детский дом семейного типа. С учетом опыта работы этой семьи, образования Ирины Владимировны ей пошли навстречу. В семье до последнего времени воспитывалось 6 приемных детей 9, 10, 11, 12, 14 и 16 лет – четыре девочки и двое мальчиков.

– Претензий со стороны органов опеки и попечительства к родителям-воспитателям по большому счету не было, – констатировали представители Климовичского райисполкома. – Разве что последний год несколько озадачивало настороженное отношение Ирины Владимировны, причем все более возрастающее к общению детей со своими родными, а также индивидуальной работе педагогов школы с ее воспитанниками. Она требовала, чтобы в обязательном порядке такие беседы проходили только в ее присутствии. К тому же требовала, чтобы непременно согласовывались с ней день, время посещения семьи органами опеки. Да и вообще встречи детей с их родственниками Ирина Моцная не приветствовала, говорила, что это мешает их воспитанию. Хотя в соответствии с законодательством она должна была бы наоборот способствовать таким встречам. И если еще год назад дети все же виделись со своими родными хотя бы в присутствии Моцной, то потом стали вообще отказываться от встреч с ними и становились все более замкнутыми.

Тогда одному из педагогов школы и было поручено поговорить с детьми, узнать причину такого их поведения. Реакция на это со стороны Ирины Владимировны была взрывной. Уже через час после беседы учителя с ребятами она обрушилась на него по телефону с претензиями, дескать как он смел что-то спрашивать у детей без ее ведома.

Несколько удивляло работников райотдела образования и постоянное нежелание Ирины Моцной пойти в трудовой отпуск и отправить детей на оздоровление, как делают это родители-воспитатели других подобных семей. Детям семьи Моцных предлагали очень хорошие оздоровительные лагеря в Беларуси, а также оздоровление за границей. Но Ирина Владимировна от всех предложений отказывалась.

Кстати, в расчетном листке Моцной, выданном при ее увольнении, к получению стоит сумма свыше 70 миллионов рублей. Это с учетом компенсации за неиспользованные трудовые отпуска.

Нежелание отправлять детей на оздоровление, тем более если и они сами согласны в этом с мамой Ирой, не преступление.

Когда ситуация вышла у Моцной из-под контроля
– А вот то, что произошло в семье в июне нынешнего года, оставить без внимания мы уже не могли, – рассказывали педагоги. На время похорон мужа Ирины Владимировны, чтобы не травмировать детей, решено было отправить их в местный оздоровительный лагерь. Где с двумя своими внучками 9-ти и 11-ти лет смогла, наконец-то, пообщаться без присутствия Ирины Моцной бабушка. От девочек она тогда и узнала, что Ирина Владимировна наказывает детей физически. Бабушка написала об этом в заявлении в Климовичский РОВД.

Было установлено, что действительно факты физического наказания детей в этом детском доме семейного типа имели место. Причем наказаниям ремнем, подзатыльниками, другим подобным воспитательным мерам дети подвергались в отдельной комнате. – Поведение для педагогического работника недопустимое, – резюмировала Наталья Глушакова. – А Ирина Владимировна являлась таковым и как педагог получала зарплату. Ее рукоприкладство – это все равно, как если бы учитель в школе бил ученика ремнем.

Негативные последствия такого воспитания, подчеркивали педагоги, и в том, что у детей уже сформировалось восприятие физического наказания в семье как нормальной воспитательной меры. Бьют всех, с убежденностью говорили они педагогам, просто дети не рассказывают об этом. Так что очень даже вероятно, что потом и своих детей они будут воспитывать так же.

Райотделом внутренних дел было предложено районному отделу образования рассмотреть вопрос об изъятии детей у Ирины Моцной.

Вместо эпилога
Сегодня большой семьи Моцных уже нет. Девочки живут со своей бабушкой под ее опекой. Старший мальчик учится в престижном колледже в Минске. Его официальный опекун – директор этого учебного заведения. А трое детей находятся в могилевской SOS-деревне под опекой других людей. Но Ирина Владимировна не оставляет детей в покое и там. Недавно, рассказывали педагоги, она звонила в SOS-деревню одному теперь уже бывшему своему воспитаннику. Мальчик плакал, говорил, что она упрекала его в предательстве.

Трагическая, печальная история, в которой ставить точку, наверное, еще рано. Ведь даже в разборках небольшой семьи, где воспитывается один или двое своих детей, трудно бывает безапелляционно принять чью-то сторону. Не зря говорят в подобных ситуациях, что у каждой медали две стороны.

Бесспорно, немалая заслуга Ирины Владимировны в том, что все дети в этой семье (как подчеркивали и педагоги) хорошие. Старшая воспитанница Моцных, которой уже 19 лет, учится в престижном столичном вузе. Мальчик, как уже говорили, в не менее престижном колледже. А для того, чтобы дети поступили в такие учебные заведения, нужно было их как следует подготовить, приложить к этому немало усилий.

Но с другой стороны, немаловажно ведь и то, какими воспитательными методами достигаются эти результаты, насколько комфортно живется детям в их общем доме. Не случайно, наверное, у одной из девочек, страдавшей заболеванием, которое провоцируется и нервным фактором, после того как условия ее проживания изменились, прошла и ее проблема.

Думается, самые правильные акценты в этой непростой, нашумевшей истории расставят только время и жизнь. Дети уже немаленькие, взрослеют и умнеют быстро. Все наносное отойдет. А любовь, благодарность к Ирине Владимировне, если они действительно есть, останутся в их сердцах навсегда, и ничто не помешает доброму, теплому их общению с мамой Ирой в будущем. Но все будет совсем по-другому, если Ирине Владимировне не удалось зажечь в сердцах детей эту искру тепла и любви.