Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

Медицина и здоровье

В борьбе с раком врачи укрепляют позиции

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Валентина СОКОЛОВСКАЯ.

Медики все успешнее борются с онкопатологией. В нашей области 56,5% пациентов благополучно минуют после операции и лечения считающийся критическим 5-летний рубеж, живут полноценной жизнью.  Многие продолжают трудиться. Это примерно уровень передовых стран Европы.  Еще лет 30 назад мы о таком могли только мечтать. Но и коварная болезнь наступает все агрессивнее. Каждый год больных со злокачественными новообразованиями выявляется на 300 – 400, а то и на 500 человек больше, чем в году предыдущем. 
– Антон Иванович, если сравнить хотя бы в общих чертах онкодиспансер, каким он был в пору вашей молодости и сегодня, его возможности…

– Перемены разительные. Тогда, в 80­е годы, весь облонкодиспансер размещался в двух одно­ и двухэтажном корпусах по улице Лепешинского. В его хирургическом отделении было 60 коек, в палатах – по 7–8 человек. Выполнялся узкий спектр операций, в основном на молочной железе, желудке и толстом кишечнике. Более чем в 60% случаев рак выявлялся на поздних стадиях. Около 40% прооперированных умирали в течение года. Теперь этот показатель улучшился в два раза. О технической оснащенности, которой сейчас располагаем, и мечтать не могли.
Сегодня почти у 66% больных рак диагностируется на первой и второй стадиях заболевания. Областной онкодиспансер – это уже больничный городок с комплексом современных многоэтажных зданий. Палатный корпус на 372 койки объединяет шесть хирургических отделений. Все палаты 1­, 2­, 3­местные, при каждой – санузел, душевая кабина. С полной ответственностью могу сказать, что таких условий для больных нет в других медучреждениях области.

Ежегодно выполняется более 5 тысяч различных операций.  Немало среди них обширных комбинированных, когда идут они одновременно на нескольких органах – желудке, легком, сердце, сосудах…
Третий год оперируем и эндохирургическим  методом. Через проколы брюшной стенки, грудной клетки убираем небольшие злокачественные новообразования и доброкачественные опухоли.
Все шире практикуем хирургию одного дня – операции амбулаторные. Их выполняем порядка 60 ежемесячно. Это небольшие хирургические вмешательства, после которых человек несколько часов находится в диспансере под наблюдением. Если все идет нормально, выписываем его домой наблюдаться и долечиваться амбулаторно. 
И заметьте, пожалуйста, всем нашим прооперированным пациентам при выписке их из стационара назначается соответствующее лечение, призванное укрепить их здоровье, помогающее жить полноценной жизнью. 30 лет назад человека, как только он оправлялся после операции, отправляли домой. А там уж как Бог даст…
– На всех ли органах выполняются в Могилевском онкодиспансере хирургические вмешательства?
– Не оперируем головной и спинной мозг. Нуждающихся в этом пациентов у нас немного – не более 10 в год. Так стоит ли здесь заниматься этой работой, если в Минске в специализированном отделении нейроонкологии РНПЦ «Онкология» такие операции поставлены на поток. Их выполняют опытные в конкретном деле высококвалифицированные специалисты. Естественно, что они проведут их лучше нас.
В аналогичные специализированные отделения РНПЦ «Онкология» направляем также пациентов  с онкопатологией печени и поджелудочной железы.

– Приходилось слышать, что лучевая терапия Могилевского онкодиспансера не уступает сегодня лучшим подобным медучреждениям не только нашей страны, но и зарубежья…
– И это совершенно справедливо. Введение в эксплуатацию в 2010 году нового радиологического корпуса, оснащение его современным оборудованием позволило значительно улучшить результаты лучевого лечения. А его получает до 70% наших пациентов. Современное оборудование для лечения ионизирующим излучением очень дорогостоящее. Например, линейный ускоритель стоит порядка 46 миллиардов рублей. Но лечение лучами все же гораздо дешевле хирургического и для человека не так травматично. В диспансере функционирует сегодня два линейных ускорителя. Такой аппарат позволяет облучать опухоль точечно, без повреждения окружающих ее тканей. А помогает ему в этом другой современный аппарат – рентгеновский симулятор, который, говоря образно, готовит почву для точной работы линейного ускорителя.
В прошлом году мы приобрели брахитерапевтический комплекс, с помощью которого проводим внутриполостную лучевую терапию, т.е. источник ионизирующего излучения подводим изнутри к опухоли, например, желудка, бронхов, прямой кишки, пищевода… Планируем в ближайшее время приобрести к этому комплексу дополнительное оборудование для еще более совершенного, радикального лечения рака предстательной железы у мужчин.
– Иногда онкобольные говорят, что после процедуры лучевой терапией чувствуют себя плохо, но их все равно отправляют домой. Почему не оставляют такого человека хотя бы на день­два в стационаре?

– Наш коечный фонд работает очень интенсивно. Сутки пребывания пациента на больничной койке обходятся государству в сотни тысяч рублей. Ставится задача лечить еще интенсивнее. Например, в странах Европы лучевая и химиотерапия проводятся только в амбулаторных условиях. У нас же пока до 40% таких пациентов получают лечение  амбулаторно. Но их количество будет возрастать.
– Каковы диагностические возможности диспансера?
– Мы располагаем мощным рентгенодиагностическим оборудованием. Есть два современных компьютерных томографа (КТ) и томограф магнитно­резонансный (МРТ), самый мощный на сегодня в области. КТ и МРТ предназначены для обследования разных органов и тканей. Все это дает возможность не просто диагностировать, а установить диагноз чрезвычайно точно, что способствует качественному лечению.
Проводим также ряд ультразвуковых и лабораторных обследований.
– Актуальна для здравоохранения квалификация кадров, обеспеченность ими медучреждения…
– Высококвалифицированных авторитетных врачей у нас много. Это, например, заведующие отделениями: Вадим Константинович Марченко (первая хирургия – легкие, пищевод, молочная железа), Юрий Евгеньевич Коновалов (второе хирургическое – желудок, толстый кишечник, поджелудочная железа), Павел Владимирович Подберезский (онкоурологическое – почки, мочевой пузырь, предстательная железа), Павел Евгеньевич Алейников (лечение опухолей головы и шеи), Мария Николаевна Прохоренко (онкогинекологическое), Наталья Витальевна Иванова (химиотерапевтическое), Елена Михайловна Бодрилова (радиологическое). Можно назвать очень много и других врачей, медицинских сестер, заслуживающих самых теплых слов. В диспансере трудится только около 100 докторов, и более 70% из них аттестованы на квалификационные категории. Следим за тем, чтобы работники совершенствовали свои знания. Это приветствуется. Не имеют категории лишь молодые специалисты, которым еще не пришло время для аттестации.
И общая ситуация с кадрами за последние годы значительно улучшилась. Можно сказать, что сегодня острой потребности в них не испытываем.  Даже недавно открывшееся отделение паллиативного лечения (для самых тяжелых пациентов) кадрами практически укомплектовано.  Но жизнь не стоит на месте, вакансии периодически появляются. Так что толковым специалистам мы всегда рады.
– Рак каких органов сегодня превалирует?
– В области на учете порядка 32 тысяч пациентов нашего профиля. У мужчин на первом месте рак предстательной железы. Он быстро ширится. Если за 2014 год выявили 385 таких больных, то за текущий – около 500. Все больше становится онкопатологии толстого кишечника. Его обследования должны включаться в скрининговые программы, хоть это и очень затратно. Не отступает рак легких. Злокачественные опухоли желудка стали встречаться реже, тем не менее за нынешний год выявлено около 300 таких больных. Здесь хочу подчеркнуть, что фиброгастроскопия, которой многие абсолютно доверяют при обследовании на онкопатологию, не всегда выявляет рак. При ее проведении следует непременно брать биопсию. Незаслуженно забыто и рентгенологическое обследование желудка.
У женщин самая распространенная онкопатология – рак молочной железы, рак шейки матки. Внедряем скрининговые обследования органов репродуктивной женской системы и все чаще выявляем заболевания на начальных стадиях. А это, как правило, гарантирует успешное лечение.
– Чем можно объяснить, что рак ширится столь стремительно?
– Наверное, тем, что все больше вокруг факторов, его провоцирующих: стрессы, курение, некачественное питание, плохая экология, гиподинамия, длительное сидение у компьютера… Все это провоцирует различные хронические заболевания, многие из которых, если их не лечить, переходят в злокачественные новообразования. И потом этой патологией в большинстве своем страдают люди пожилые, а население стареет.
– Антон Иванович, вы неоднократно поднимали насущный вопрос строительства современного операционного блока и централизованной цитологической лаборатории, подчеркивали, что это придало бы облонкодиспансеру завершенность в ключе  современных требований, предъявляемых к такого рода учреждениям. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.
– Я очень благодарен председателю облисполкома Владимиру Викторовичу Доманевскому и руководству областного управления здравоохранения за то, что эти предложения услышали и поддержали. Уже разработана проектно­сметная документация на возведение нового корпуса. В следующем году планируется начать его строительство. На третьем и четвертом этажах здания будет обустроено 8 операционных, оснащенных современным оборудованием. Сегодня их у нас пять. И это катастрофически недостаточно. Оборудование устарело. А учитывая, что ежегодно онкопатологии все больше и основным методом лечения остается хирургический, актуальность современных операционных преувеличить невозможно. И решать вопрос нужно перспективно, чтобы лет 15–20 подобная проблема не возникала.
Естественно, расширится и перейдет в новый корпус отделение  анестезиолого­реанимационное. Оно расположится на втором этаже. А на первом разместится централизованная стерилизационная. Она будет обеспечивать безупречную чистоту, стерильность двух важнейших отделений здания. Да и не только их.
Ввод в эксплуатацию нового корпуса позволит улучшить условия функционирования и ряда других важнейших служб. Так, высокодозную интенсивную  химиотерапию можно будет проводить в  чистых комнатах сегодняшнего оперблока. Расширят свои площади поликлиника, отделение эндоскопии. 
– А что даст открытие при диспансере централизованной цитологической лаборатории и во что обойдется реализации этих двух проектов?
– Если в возведение  и оснащение нового корпуса планируется вложить порядка 300 млрд. рублей, то цитологическая лаборатория обойдется примерно в треть этой суммы.
В настоящее время разрабатывается проектно­сметная документация по реконструкции старого здания нашего пищеблока в централизованную цитологическую лабораторию, где будет установлено новейшее оборудование для жидкостной цитологии. Это совершенно другой, нежели практикуется у нас сегодня, уровень диагностики онкозаболеваний органов женской репродуктивной системы. Он позволит устанавливать диагноз на самой ранней стадии, пролечить рак своевременно. После чего женщина сможет даже выносить и родить ребенка. 
Но чтобы обследовать женщин по такой методике, все сотрудники гинекологической службы области должны пройти переподготовку. Это нужно, это мировой стандарт. Так работают в передовых странах Европы. 
И когда все эти намеченные преобразования реализуем, мы тоже сможем сказать с уверенностью, что Могилевский облонкодиспансер работает по европейским и мировым стандартам, используя самые современные технологии для лечения злокачественных новообразований.
– Оказывает ли онкодиспансер платные слуги?
– Конечно, как различные диагностические, так и хирургические, например, по удалению доброкачественных опухолей. Практикуем и экспорт услуг. К нам приезжают обследоваться и лечиться россияне, украинцы, жители других стран. Даже из дальнего зарубежья.
– Благодарю, Антон Иванович, за содержательную беседу. Крепкого вам здоровья и успехов в нелегкой борьбе с коварным недугом.