Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

Люди и судьбы

«Эти глаза напротив…»

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Людмила ГРИШАНОВА.

45 миллионов слепых,
45 миллионов незрячих.
Ну а мы, разве видим мы их?
Даже если увидим, заплачем?

Династия врачей
Можно обладать острым зрением и при этом не замечать чужой беды…

Судьбе было угодно, чтобы могилевчанка Ирина Марченко познакомилась с автором стихов, заставляющих задуматься о проблемах общества и поражающих точностью образов, в поезде. Российская поэтесса Нина Дебольская подарила Ирине Николаевне сборник своих стихов с приведенными строками, которые стали фактически содержанием жизни не только известного в Могилеве врача-офтальмолога кандидата медицинских наук Ирины Марченко, но и ее старшей сестры Людмилы – профессора и заведующей кафедрой глазных болезней Белорусского государственного медицинского университета. Более того, сестры Марченко являются потомственными врачами-офтальмологами. Их мама, Людмила Ковалева, работала окулистом и заведующей глазным отделением областной больницы (сейчас – больница скорой медицинской помощи – авт.). После выхода на заслуженный отдых она принимала больных в поликлинике до 75-летнего возраста! Отец семейства, Николай Марченко, в 1960-е годы работал завучем, потом директором Могилевского медицинского училища и по совместительству хирургом областной больницы, позже – заместителем главврача этой же больницы.

Выбрать профессию помогла… трахома
О том, как все начиналось – учеба, трудовая деятельность, семья, жизнь в Могилеве, о предках своих и супруга Людмила Михайловна оставила воспоминания. Любящие дочери издали их в виде книги.

– Мамочка еще успела при жизни подержать в руках изданный экземпляр, – поясняет Ирина Николаевна, которая консультирует больных в кабинете контактной коррекции зрения.

Ее мать Людмила Ковалева была очень красивой женщиной в любом возрасте. Впрочем, в их роду все отличаются внешней и внутренней красотой. От прадедов, чьи черты сохранили старые фотографии, до потомков. Как ни странно, но Людмила Михайловна выбрала профессию… благодаря заболеванию. Еще до Великой Отечественной войны в ранние школьные годы девочка перенесла трахому обоих глаз. Последствия трахомы могут быть ужасными. Они лишают зрения и обезображивают внешность человека: рубцы, оставшиеся от язв, деформируют и выворачивают веки. В прежние времена трахома являлась довольно распространенным заболеванием. В конце XIX и начале XX веков из московского института «Попечительство о слепых» в Могилевскую губернию присылались на 2–3 месяца летучие отряды для лечения трахомных больных. В 2017 г. исполняется 110 лет с открытия (в 1907 г.) в Могилевской губернской больнице глазного отделения на 12 коек. К концу 1957 г. трахому полностью ликвидировали среди населения Могилевской области.

…Людочку Ковалеву, которая была родом из Быховского района, лечили в глазном отделении Могилевской областной больницы, которым спустя годы она станет заведовать. Лечение проводилось болезненными массажами век с прижиганием ляписом. На всю оставшуюся жизнь она запомнила свой детский страх перед процедурами и слезы. Ведь в отделении Людмилка была самой маленькой. Заведующая отделением объясняла ей, как взрослой, что если не будет лечиться, то ослепнет. Девочка, напуганная уже не процедурами, а перспективой слепоты, сжимала кулачки и терпела боль. Со временем она полюбила добросердечных людей, работавших в отделении, и захотела помогать больным, как они. «Все они подарили мне мечту приобрести профессию окулиста», – писала Людмила Михайловна в воспоминаниях.

Через тернии к счастью
Ради осуществления мечты Людмила Ковалева после школы поступила учиться в Витебский медицинский институт. Студенческая жизнь после войны оказалась нелегкой. Два года учебы Людмила проходила в бурочках с резиновыми бахилами и в пальто, перешитом из немецкой шинели с номером на спине. В Витебск девушка ездила с деревянным чемоданом. Город практически лежал в руинах, студенты помогали в расчистке завалов. На третьем курсе Ковалева вселилась в общежитие, построенное на месте уничтоженного при бомбежке. Спать ей приходилось с однокурсницей на одной кровати. В студенческой столовой будущие врачи получали по карточкам хлеб – 400 граммов в обед. Учебники отсутствовали, поэтому приходилось надеяться только на собственные конспекты. Кроме учебы, Ковалева посещала кружок по офтальмологии, совершенствуя в нем знания. После окончания учебы Людмила Михайловна получила направление в Брестскую областную больницу. В семье родителей, где тяжело болела младшая дочь, денег на поездку не нашлось. Выпускница понадеялась на подъемные на новом месте, а в путь отправилась, как ездила и в студенческие годы – без билета. В здравотделе молодого специалиста встретили без энтузиазма, ее место оказалось занятым, предложили работу на врачебном участке возле границы. Но девушка настаивала на трудоустройстве по направлению. В течение недели ночевала на вокзале, пока утром в приемной заведующей облздравотделом у Ковалевой не случился голодный обморок. Доведенная до отчаяния, она, зайдя в кабинет начальницы, схватила со стола свое направление и убежала. Денег на обратную дорогу и еду ей дала секретарь заведующей. Мир не без добрых людей: благодаря вмешательству заместителя министра по кадрам Министерства здравоохранения, который ранее преподавал в мединституте, Людмилу Михайловну приняли в Могилевском облздравотделе и направили работать офтальмологом в больницу г.Круглое. «Началась нормальная человеческая жизнь без оскорблений и унижений, – писала Людмила Ковалева. – Меня разыскала профессор М.М.Золотарева. Я получила ее письмо с предложением в аспирантуру и объяснениями, смогу ли я их преодолеть. Институт не обеспечивает общежитием, запрещает работать по совместительству, только небольшая стипендия аспиранта». Ей пришлось отказаться от заманчивого предложения. Вскоре в Круглом девушка встретила на своем жизненном пути человека, ставшего ее мужем. Недостатка в кавалерах красавица не испытывала. Ей четырежды делали предложения руки и сердца достойные люди, в том числе Герой Советского Союза. Но всем она отказывала. В Круглое приехал на должность заведующего райздравотделом Николай Марченко.

«Любовь нечаянно нагрянет»
Николай Яковлевич с первого дня знакомства стал ухаживать за обаятельным офтальмологом, после работы провожал домой, угощал дорогими конфетами, объяснялся в любви. Через месяц сделал девушке предложение, попросив по телефону согласия на брак у ее отца, который посоветовал не спешить. Однако Николай сделал вид, что будущий тесть «благословил» их, и горячо благодарил собеседника. Бывший фронтовик, поступавший в Минский мединститут на костылях (после ранения в его левой ноге застряло 36 осколков!), разработал стратегию по осаде «неприступной крепости». Он предложил романтичной девушке тайно расписаться и в течение года только дружить. На крыльце ЗАГСа невеста вцепилась в перила – не хотела заходить, но жених подхватил ее на руки и внес в помещение, где все было подготовлено для росписи. После заключения брака молодые разошлись по рабочим местам. Вечером на квартире молодой жены супругов ожидал накрытый свадебный стол. «Вот так я вышла замуж, – констатировала Людмила Михайловна. – Всех моих женихов разогнал, обещание не выполнил, к себе домой не ушел… В течение всей нашей семейной жизни мой муж безропотно со мною помогал всем моим родственникам как в лечении, так и в приобретении профессии».

В 1956 г. их семья переехала в Могилев. Николая Марченко назначили завучем медицинского училища, его жена стала работать окулистом глазного отделения областной больницы. Через два года Николая Яковлевича перевели директором медучилища и по совместительству – хирургом хирургического отделения областной больницы. «В этой больнице мы работали с отцом всю свою творческую жизнь до пенсии и после пенсии», – ностальгировала в воспоминаниях Людмила Михайловна.

«Звездный час» в офтальмологии
Кстати, Людмилу Ковалеву еще в Круглом наградили почетным знаком «Отличник здравоохранения». Круглянский район стал первым в республике по устранению трахомы. В Могилеве Людмила Михайловна участвовала в пластической хирургической ликвидации трахомных осложнений. В 9 часов утра хирурги заходили в операционную и только вечером покидали ее. Участвовала молодой окулист и в других оптических операциях – по пересадке роговицы, удалению катаракты и т.д.

В 1974 г. Ковалеву назначили заведующей глазным отделением. В тот период после ликвидации трахомы появилась другая проблема – лечение глаукомы. Выявлялись больные с запущенными стадиями, им проводились антиглаукомные операции. Людмила Михайловна постоянно повышала квалификацию, участвовала в обменах опытом с коллегами, в офтальмологических съездах. Она стремилась внедрять в своем отделении новые достижения науки в консервативном лечении и офтальмохирургии. При ней впервые в глазном отделении проводилось порядка 11 новых видов операций. В числе первых медучреждений в республике в Могилевской областной больнице для проведения микрохирургических операций стали использовать операционный микроскоп. «Для пересадки роговицы самостоятельно готовили донорские глаза», – поясняла в своих записях опытный специалист. Ей доводилось выступать на республиканской конференции с докладом о травматизме глаз на заводах. «У меня все учились антиглаукоматозным операциям, офтальмологическая работа в городе была на должной высоте», – признавалась Ковалева.

В книге Людмилы Ковалевой много воспоминаний о семье, родственниках, друзьях. Своим дочерям и внукам Людмила Михайловна желала, чтобы они прожили жизнь так, как сорок лет жила душа в душу она с их отцом и дедом, завещала им в семейной жизни проявлять терпимость и терпение, взаимопонимание и взаимоуважение, а главное – мудрость.

Реклама