Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

Люди и судьбы

Сакральный дуб Менжинки

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Людмила ГРИШАНОВА.

В мифологии древних людей дуб символизировал небесные врата, сакральную мировую ось, соединяющую прошлое и настоящее, мир живых существ и умерших предков. Наши «продвинутые» современники считают, что царь-дерево хранит в себе информацию о событиях, происходивших в непосредственной близости от места, где он растет. О величественном патриархе растительного мира Могилева и жизни, бурлящей в его окрестностях, рассказывалось в 2013 г. на страницах «МВ» в статье «Под сенью трехсотлетнего дуба».

Трехсотлетний исполин помолодел

Напомним, что высота дуба, произрастающего во дворе между двухэтажными домами №№ 24 и 26 по улице Менжинского, составляет 26 м, диаметр ствола измеряется 138 см, а крона вымахала в 19 метров. Исполин почтенного возраста привлекал внимание краеведов и в прежние времена, и в нынешние.

Автор книги «Природа Могилевской области» Петр Лярский писал о дубах нашего края: «На Могилевщине дубов примерно в 2,5 раза меньше, чем на Гомельщине, но в несколько раз больше, чем в Витебской области. Корневая система дуба до 10 м, поэтому стоит твердо, не кланяется ветрам, не скрипит, растет до 200 лет, в толщину – всю жизнь. Считается, что наибольший возраст дуба – 2000 лет… Есть великаны и в Могилеве: на улице Плеханова и улице Менжинского. Возраст каждого превышает 300 лет».

После публикации в «МВ» дубами Могилева заинтересовались школьники. Учащиеся СШ №34 Богдан Балата и Настя Лаврова под руководством учителя начальных классов Ольги Павловны Петровой «посчитали» благородные деревья и написали о них исследовательскую работу. Ребята обнаружили 46 дубов, из которых самыми старыми были уже знакомые нам «менжинский» и «плехановский» (последний растет во дворе Могилевского РОВД).


А.Ковалевский возле дуба в 1970-е гг.

В прошлом году выдающиеся по размерам деревья города и уникальные вязовые насаждения в районе Подниколья обследовали сотрудники государственного научного учреждения «Институт экспериментальной ботаники им. В.Ф.Купревича НАН Беларуси». В «Заключении» по итогам экспедиции они констатировали, что высоковозрастные дубы и ясени на Успенском кладбище, вязы в Подниколье, белые тополя в парке им.Горького, памятник природы местного значения «Вековое дерево дуб» на ул.Менжинского «являются эталонами видов, хранителями ценнейшей дендро-хронологической информации и генофонда биологического разнообразия отдельной местности и страны в целом». С помощью специальных исследований ученые уточнили возраст дуба, признанного памятником местного значения, оценив его примерно в 150 лет. Во всех прежних документах указывалось, что дерево произрастает около 300 лет. Несмотря на то, что исполин на ул.Менжинского помолодел сразу на полтора века, его ценность как представителя биологического вида и символа времени отнюдь не уменьшилась.

Бомба в «доме связи»

– В послевоенные годы знак о возрасте дуба на улице Менжинского и его параметрах установил Вячеслав Ратобыльский ,– вспоминает бывшая учительница географии СШ № 11 Надежда Литвинова. – Вячеслав Станиславович преподавал географию зарубежных стран в пединституте, занимался охраной природы. Он также позаботился об установке знака возле кургана над Дубровенкой, где находилось первое поселение людей на территории Могилева. (Очевидно, речь идет о древнем городище Змеевка – авт.).

Надежда Петровна учила детей в школе на ул.Менжинского на протяжении 42 лет, начав свой трудовой путь в ней в 1949 г., после окончания Могилевского педагогического института. Исторической достопримечательностью города на Днепре является и сама школа № 11, действующая с 1925 года. В типовое здание на
ул.Малое Завалье она переселилась в 1938 г. (Кстати, историческое название улицы, напоминавшее о внешних оборонительных сооружениях города минувших веков, изменили в довоенное время, переименовав в честь участника революции Вячеслава Менжинского. Народная топонимика «перекрестила» ее в Менжинку.) Во время героической обороны Могилева в здании школы находился штаб 172-й стрелковой дивизии генерал-майора Михаила Романова.


Профессор М.Ф.Макарочкин и Н.П.Литвинова с учениками.

По воспоминаниям старожилов Менжинки, в послевоенное время ее достопримечательностями, кроме СШ № 11, являлись здания, которые различали не столько по номерам, сколько по названиям. Их придумывали, например, по цвету стен – «серый дом» и «красный дом», или функциональному назначению – «дом связи».

– В «доме связи» на первом этаже находилась почта, – рассказывает Любовь Лапошка (Соколова в девичестве). – Четырехэтажное здание сильно пострадало от бомбежки. Когда его начали восстанавливать в 1948 году, то обнаружили неразорвавшуюся бомбу. Наша семья заселилась в дом № 35 на улице Менжинского в тот же год. Мы жили в коммунальной квартире с семьей соседей, но были рады и этому жилью, потому что успели намаяться. Мы с братом Валеркой, двойня, родились в 1943 г., после возвращения отца из лагеря. Когда нам было месяцев девять, то вместе с родителями и папиной сестрой оказались в лагере в Шауляе. Мама, Елена Константиновна Соколова, – ей сейчас 93 года и живет по-прежнему на Менжинке – рассказывала, что в лагере укладывала спать нас с братом вальтом в корыте. Когда нам было по 4 года, семья жила по месту работы отца. В здании на ДОКе, где на первом этаже была столовая, водилось столько крыс, что отец гонял их финкой, чтобы мы сходили на горшок. Комната в новом доме казалась хоромами по сравнению с предыдущими условиями жизни.

Дом №35, как и остальные двухэтажные дома на ул.Менжинского, после войны строили из шлакоблоков пленные немцы. Любови Ивановне помнится, как в далеком 1948 году они трудились на стройплощадке дома № 39, окруженной забором, а когда возвращались с работы, то раздавали малышам смастеренные игрушки-вертушки…

Фотокарточка на месте казни

– Две линии домов, построенных немцами, называли поселком завода Куйбышева, – поясняет Надежда Литвинова. – В них давали квартиры работникам предприятия. В каждой жили по две-три семьи. В послевоенное время многие могилевчане ютились в полуразрушенных домах. У меня учились Неля и Эдик Курпатины...

Прежде чем рассказать о тяжелых условиях жизни учеников, Надежда Петровна повествует об их семейной трагедии:

– Отец детей был офицером милиции, на фронт не попал. После прихода немцев находился у родственников в д.Полыковичи. Кто-то сообщил об этом оккупантам. При аресте он взял с собой фотокарточку сына и дочери, сказав на прощание родным, что бросит ее там, где будут казнить. Фотографию нашел местный житель. Потом на место находки ездила жена с детьми. Мария Федотовна Курпатина умерла в возрасте 103 лет, и мы поддерживали с ней отношения до последнего…

После войны вдова Курпатина вкопала четыре столбика, прибила к ним доски, оштукатурила стены, сделала крышу. Кто-то смастерил в домике печечку из обгорелого кирпича. В таких условиях они и жили. Мама тяжело заболела, когда дети учились в 6 классе. Я у них была классной.

В марте пошла Надежда Петровна навестить учеников Курпатиных. Смотрит: нет у них ни топлива, ни денег, ни еды. Взяла Нелю за руку и повела на базар, чтобы купить продуктов. «Навстречу мне идет профессор Михаил Федорович Макарочкин. Он преподавал в моем классе математику, – с удовольствием вспоминает учительница о хорошем человеке. – Почему профессор? Раньше он заведовал кафедрой в Московском институте путей сообщения. Как-то на собрании высказал свое мнение по поводу открытия советских ученых, что английские ученые совершили его раньше. Макарочкина арестовали, осудили, обвинили в космополитизме и отправили на 5 лет строить железную дорогу Воркута–Котлас к Печерскому месторождению угля. Было ему тогда 58 лет. После освобождения Михаилу Федоровичу запретили жить в столицах республик и в крупных городах. Он выбрал Могилев. Позже его пригласили преподавать в Минск в политехническом институте. Профессор, узнав о проблемах Курпатиных, добавил к моим 25 рублям столько же. Мы с Нелей накупили свеклы, перловки, картофеля. Деньги, оставшиеся от покупок, я вручила девочке, чтобы она передала матери. Директор школы, которому рассказала о бедственном положении Курпатиных, выделил из школьных запасов полторы тонны брикета. Председатель родительского комитета, жена полковника авиационного полка Крылова, договорилась с мужем, чтобы военные погрузили топливо и завезли нуждающейся семье.

Учительница гордится тем, что ее ученик Эдуард Курпатин не только получил высшее образование, но и окончил аспирантуру, работал заведующим кафедрой в Могилевском машиностроительном институте.

Дрожжи с… кавалером в придачу

Надежда Петровна учила и Светлану Грибусову, которая до сих пор живет в «немецком» доме № 35. По иронии судьбы вначале здесь поселилась ее тетя Аня с мужем, с которыми проживала и Мария (будущая мать ученицы – авт.). После переезда родственников к новому месту службы девушка перебралась на съемную квартиру. Она была родом с Валдая. Ее мать попросила купить в Могилеве дрожжей и прислать посылку с ними к Пасхе.


Семья Грибусовых.

– В начале улицы Менжинского стоял павильон, в котором продавали продукты,– делится семейными воспоминаниями Светлана Гончарова (Грибусова в девичестве). – Мама заняла очередь за молодым человеком. Ему досталась последняя килограммовая буханка дрожжей. «Ах, как жаль», – расстроенно вздохнула мама. «Я могу поделиться», – предложил папа. Тот молодой человек из очереди, Алексей Грибусов, стал нашим с сестрой Людой отцом. Мама рассказывала, как папа повел ее по Струшне по оврагам делить дрожжи. Он тоже снимал квартиру. На ногах у мамы красовались белые валенки, ставшие серыми после похода. Зато ей достались полбуханки дрожжей с… кавалером в придачу. В начале семейной жизни родители снимали комнату, куда принесли из роддома меня. Сестру принесли из роддома в 1958 году в зал двухкомнатной квартиры в доме № 35, которую дали маме. В соседней комнате жила семья Зайцевых.

Представители многих поколений жителей Менжинки, а до этого – Малого Завалья, назначали свидания и встречи у старого дуба. Влюбленные обнимают старика, чтобы измерить мощный ствол. Жизнь продолжается…