Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

Люди и судьбы

Михаил Павлов: След в истории

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Игорь КОЗЛОВ.


Уроженец Могилевщины, легендарный мэр Минска Михаил Павлов: След в истории

Он знал два слова – «да» или «нет». И в наше столь необязательное время, когда нужно с десяток раз напомнить, позвонить, а то и дополнительно встретиться, это выглядело как откровение. Но потом все привыкли, и слово, данное минским мэром, воспринималось как закон. Само имя «Павлов» воспринималось как бренд.

Он приехал в Минск уже сложившимся человеком, имевшим за плечами богатый жизненный опыт и опыт руководителя непростого промышленного региона. На первых порах ему было трудно, и вовсе не потому, что почти двухмиллионный город требовал полной отдачи сил каждый день. Став директором крупного предприятия союзного подчинения, которое ему пришлось реанимировать, в 34 года, несколько лет руководивший сложнейшими Барановичами, работы не страшился. Трудность была в другом. Сегодня об этом говорят многие, вспоминающие «нулевые» годы в Минске как эпоху Павлова, – город прохладно принял нового мэра.

…Каждый город имеет свой темп и ритм, свой голос и неповторимый запах. И свой цвет. Можно воспроизвести архитектуру, что-то скопировать в других городах. Это может выглядеть удачно или нет, но нематериальный актив не передается. Это то, что не копируется и существует один раз и только в одном месте. Минск – город особый по двум причинам. Подходя к любому месту в нем, как правило, мы говорим о том, что здесь было – на месте нынешнего здания Совета Республики был особняк героя русско-турецкой войны генерала Скобелева, здание нынешнего центрального книжного магазина – это место, где был довоенный ГУМ, а ранее здесь находился польский банк.

Две мировые войны в ХХ веке сделали свое дело. Это первая особенность. А вторая особенность, о которой мы редко задумываемся, состоит в том, что Минск, в отличие от многих других столиц, всех, кто приехал в наш город, делает минчанами, он не отторгает людей, а медленно и незаметно вносит в каждого человека свою культуру и свой темп жизни.

И этот парадокс с завидным постоянством действует без сбоев не одно десятилетие. Он не обходит стороной ни простого рабочего, ни крупного начальника. Не избежал этого и Михаил Яковлевич Павлов. Они шли навстречу друг другу – новый градоначальник и сам город.

Со временем пришло взаимное понимание. Минчане полюбили Павлова, а Минск стал для Михаила Павлова родным городом.

Михаил Павлов не набивался на дружбу, не панибратствовал и не просил, был абсолютно равнодушен к любым склокам и выяснению отношений в коридорах власти. Был вежлив, спокоен, предельно сдержан в эмоциях, словно обучался не в сельской школе на Могилевщине, а в закрытом английском колледже. Для аппарата он казался настолько закрытым, что после двух лет работы, желая его поздравить – у Павлова прибавилось семейство, – сотрудники не осмеливались спросить, внук или внучка появились у молодого дедушки: личные темы казались несовместимы с образом мэра. Но это продлилось недолго. До одного случая, когда на Комаровке к минскому градоначальнику, окруженному немалой свитой, бросилась женщина с криком: «Да это же наш Павлов! Яковлевич, мы все так вспоминаем вас, как выйду на Павловскую, аж плакать хочется… Может, вернетесь в Барановичи?» И все окружающие увидели, что он доступен и прост.

А позже стало известно, что жители Баранович самовольно назвали пешеходную улицу – с увитыми цветами арками, бульваром и скамейками. Улицу, реконструированную волею бывшего мэра. В Барановичах на рассвете обрывались на клумбах сухие листья, чтобы цветники выглядели нарядно в любую пору года. Мэр знал каждый закоулок и многих жителей города. Журналист «Советской Белоруссии» Людмила Маслюкова в свое время так и назвала свою статью в газете «Проспект Павлова».


Юрий Лужков и Михаил Павлов во время визита в Дом Милосердия, 24 мая 2002 года.

В Минске нет улиц, названных в честь бывших градоначальников. Но то, что горисполком после победы председателя за новую Комаровку стал «домом Павлова», не отрицал никто. Минск, как и его жители, в хорошем смысле город очень консервативный. Для моего поколения реконструкция Комаровского рынка – это третье издание одного из самых знаковых мест для минчан. Комаровка – не просто рынок, это культовое место для любого коренного жителя столицы. На месте нынешнего крытого павильона когда-то была конечная остановка автобусов, и реконструкция ее также вызывала немало споров и вопросов. А для тех кто постарше? Сегодня таких единицы, это их детство, самопроизвольный каток на месте Комаровского болота, застывавший каждую зиму. А для людей, переживших войну, – главная площадь столицы. И порой все это застилало то очевидное, что главный торговый павильон окружен покосившимися ларьками с протекающими крышами, вечные лужи под ногами, тесноту и захламленность рыночной территории. Было все – и пикеты, и статьи в газетах, и пророчество про скорое увольнение с поста мэра.

А вскоре всё всем понравилось. И после этого последовала грандиозная переделка улиц, тротуаров, парков, поселка тракторного завода. И переустройству площади Независимости уже никто не противился. Хотя именно эта реконструкция потребовала особого умения, интеллектуальных и финансовых затрат.

Эта площадь утратила свое первенство в городе после строительства на ней главного корпуса Белорусского государственного университета. В 1957 году ректором БГУ стал физик Антон Никифорович Севченко. Василий Шарапов предложил ему построить университетский городок в районе Зеленого Луга. В то время город заканчивался в районе обсерватории и это была окраина. Весь сыр-бор разгорелся по поводу строительства главного корпуса БГУ. И ректор считал, что он должен и может находиться только на центральной площади. Корпус построили, закрыв проход на Привокзальную площадь, а площадь Ленина (нынешняя площадь Независимости) потеряла приоритет главной в городе. И вся сложность состояла в том, что до Михаила Павлова все боялись даже заикнуться об ее реконструкции.
Одним словом, город погрузился в леса и заборы, и все поняли, что будет лучше. Но больше всего всех и каждого удивляло одно – откуда у города на все есть деньги. На доплату учителям, молодым матерям, украшение города ко всем праздникам. Известный российский журналист-международник Всеволод Овчинников, присутствовавший на пуске станции метро «Могилевская», удивленно поглаживал колонны из итальянского мрамора и спрашивал: «Минчане, отчего вы такие богатые? Где вы взяли деньги?» Ответ мэра был прост – приоритетом для города стал он сам и его жители.


Мэр Минска Михаил Павлов участвует в закладке парка в честь японского города-побратима Сендай. Минск, 17 мая 2007 года.

Но это парадная сторона жизни, хотя и очень значительная. У Михаила Павлова не было мелочей ни в чем. Только спустя некоторое время сотрудники ГАИ научились издалека распознавать личную павловскую машину. А поначалу он по выходным разъезжал на ней, оставаясь неузнанным. Было немало случаев, когда гаишники останавливали машину мэра за медленную езду, подозревая, что водитель с вечера перебрал и старательно объезжает каждую выбоину на дороге. Тормозили и были не рады, что нарвались, когда, вежливо удовлетворив их любопытство в плане состояния водителя и его документов, руководитель города начинал строго спрашивать за помятую форму и нечищенные ботинки. Доставалось людям в погонах и за физическую форму – в молодости Михаил Яковлевич во время учебы в Могилевском политехникуме профессионально занимался боксом, был чемпионом Могилевской области и призером чемпионата БССР. Он предупреждал: «Когда я был старшиной в армии (а срочную службу он проходил в Прикарпатском военном округе в ракетных войсках стратегического назначения), такую обувь вышвыривал из окон казармы. Сейчас буду увольнять со службы ее хозяев».

Ну а когда мэра стали узнавать, основным контролером для него стала пресса. Его многолетний пресс-секретарь Елена Степановна Авринская рассказывала мне, что Михаил Яковлевич установил для нее следующий порядок: посещение парикмахерской, магазинов, любых вновь открытых социальных объектов – только в рабочее время. Простоять, послушать, что говорят люди, как относятся к нововведениям. Пройтись по вновь проложенной или отремонтированной дороге. А если есть какие-либо недостатки, то, учитывая богатый опыт работы Елены Степановны на телевидении, сфотографировать и предоставить мэру. Чиновники горисполкома никак не могли взять в толк, откуда у Павлова столь точная информация – на объекте не был, из контрольных служб об этом ему никто не докладывал. Но все было по-павловски просто, четко и ясно. Он хотел знать все до деталей и умел добиться этого.

Многих удивляло, что председатель столичного гор-исполкома, уроженец деревни Ордать, что на Шкловщине, выросший среди крестьянской терпимости к лопухам и крапиве, проявлял такую привычку к порядку и чистоте. «Минскзеленстрой» ежедневно входил в круг его интересов, постоянно стриглись и пропалывались газоны, строгими шеренгами выстраивались фонари, возводились фигурные изгороди, под линейку высаживались цветы, рисунок которых с точностью выдавали снимки из космоса.


За штурвалом пассажирского самолета «Фоккер-100» во время официальной церемонии присвоения самолету имени «Минск» 9 сентября 2005 года.

Красились тысячи фасадов, отмывались стены, укладывались тротуары. А венцом всему стала ночная подсветка. Минск стал не только чистым и красивым, но и элегантным.
Но главной и неустанной заботой мэра всегда оставалось растущее с каждым годом строительство жилья, магазинов, рынков, школ, больниц, спортивных сооружений, Национальной библиотеки. Кстати говоря, праздник города, к которому минчане уже привыкли и который полюбили, создан по инициативе Михаила Яковлевича. Его стараниями Минску возвращен старинный герб, утвержден флаг, гимн и устав столицы. Возрождена городская ратуша.

В 2009 году Михаил Павлов стал почетным гражданином Минска, а через год ушел из жизни, оставив после себя не только преображенный и обновленный город, но и светлую память в сердцах минчан.

Реклама