Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Люди и судьбы

«Не жалейте осыпанной розы…»

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Людмила ГРИШАНОВА.

Все дальше и дальше уходит в прошлое Великая Отечественная война. Но память и боль потерь от утраты людей, отдавших жизни за мир и свободу родной земли, живы в сердцах их родных и близких.

В сентябрьские дни в Могилев приезжала с мужем и дочерью Лилей урожденная могилевчанка Валентина Гаврилова (ныне в замужестве – Пучкова), в 50-е годы переехавшая на постоянное место жительства в Калининград.

Расстрел коммуниста
В дорогу на малую родину Валентину Леонидовну позвало известие о том, что могилевским родственникам стало известно о месте захоронения ее отца и брата, уничтоженных немецко-фашистскими оккупантами во время войны.
Ее отец, Леонид Ермолаевич Гаврилов, до начала Великой Отечественной служил начальником отдела горвоенкомата. В Могилеве еще живы люди, которые помнят, как комиссар Гаврилов участвовал в обороне Могилева, а в первые дни оккупации спасал евреев.


Мария и Леонид Гавриловы.

– Многие из них жили до войны с нами по соседству, – вспоминает Валентина Пучкова. – С приходом фашистов папе было опасно оставаться дома. Отец прятался у родителей тети Нади (Надежда Богданова, крестница коммуниста, и ныне проживающая на Луполово – авт.). У него уже были и документы оформлены на чужое имя. За отцом ночью должна была прибыть машина с другими патриотами, которые переправили бы его в надежное место. Наша мама, Мария Михайловна, находилась в положении. Папе передали, что жена рожает. В сумерках он пошел домой. Нашлись такие люди, что увидели его и выдали врагам. Отца арестовали. Мама родила мальчика, назвала в честь отца Леней. Только ребенок вскорости умер…

Леонида Гаврилова расстреляли. Уже позже его дочери Любови (в семье, кроме новорожденного, было трое детей – Володя, Люба и Валентина – авт.) шофер, который вез отца на расстрел, рассказал, что Леонида Гаврилова расстреляли в Печерске. Перед гибелью коммунист крикнул: «Товарищи! Мы победим!» Но, где его похоронили, родные не знали.

Сын поклялся мстить за отца
В газете «Знамя юности» публиковалась статья «Партизаны и подпольщики – дважды отважные». В ней приводились воспоминания могилевчанки Софьи Воронковой (Латышевой): «Вместе с сотнями… молодых, горячо преданных Родине юношей и девушек рыла противотанковый ров возле бывшего педтехникума. Руководил работами Леонид Гаврилов. В первые дни оккупации на него донесли провокаторы. Немцы казнили Гаврилова. Его сын Владимир поклялся отомстить врагу за смерть отца. Он стал одним из организаторов подполья… Свой выбор остановил на Соне, поручив передать гранаты, тол работнику водоканала Бирюкову. К сожалению, недолго Софье пришлось работать с Володей Гавриловым. Вскоре парня постигла судьба отца».


Валентина (в верхнем ряду справа) и Любовь (в нижнем ряду справа) Гавриловы.

В книге воспоминаний участников и очевидцев Великой Отечественной «Война в моей жизни – судьба…», изданной в 2005 г. по материалам из фондов Могилевского областного краеведческого музея, есть о юном патриоте Володе Гаврилове свидетельства начальника разведки 600-го партизанского полка Александра Мысова: «В 1942 г. на Луполово мы создали патриотическую группу. В нее вошли Володя Гаврилов, его двоюродный брат Павел Гаврилов, Володя Григорьев, я и еще один парень-москвич».

Здесь же напечатаны и воспоминания сестры Любови Нижник (по мужу) «О моем брате Володе Гаврилове». В 1941 г. Володе было 17 лет, а его сестре – 16.

Арест фашистами
«С приходом немцев… ребята тайком срывали фашистские приказы, портили моторные лодки, прокалывали шины у машин, собирали оружие. В нашем доме стали появляться раненые красноармейцы. По указанию отца Володя их куда-то сопровождал», – вспоминала начало войны Любовь Леонидовна, бывшая связной между братом и военнопленными, которых он выводил к партизанам. Брата дважды арестовывали. В первый раз, когда его фамилию обнаружили в списке, найденном у лейтенанта, схваченного при попытке взрыва железнодорожного моста черед Днепр.

Тогда Володю спасло то, что в списке отсутствовала его подпись под текстом клятвы. Лейтенант сумел выгородить парня, а его товарищей расстреляли.
Второй арест, в марте 1943 г., стал роковым. Володю, его мать и сестру Любу схватили из-за предательства их арестованными пленными. Младшей сестре, Вале, было тогда только 6 лет.

– Люба работала уборщицей в кафе для немецких летчиков, собирала сведения о перемещениях самолетов, – рассказывает Валентина Леонидовна. – Володя все взял на себя. Маму избивали плеткой на глазах у брата. Он кричал: «Мама ни при чем!» Били и Любу.

Три месяца мать и дочь провели в тюрьме. Остались живыми потому, что следователя, который вел их дело, убили партизаны. А другой не стал вникать… Их выпустили. Из тюрьмы Володя передал близким прощальные стихи:

«Не жалейте осыпанной розы,
Розы снова в саду расцветут.
Я знаю, друзья меня вспомнят
И… венок на могилу мою принесут».

Знакомые сообщили матери и сестре о его последнем часе: парня раздели до нижнего белья и толкнули в душегубку.

«Нет у Володи своей могилы. После его гибели мне хотелось мстить еще больше. …Через неделю после тюрьмы была в партизанском отряде», – писала Любовь Нижник, которая так и не узнала, где похоронены ее отец и брат.

Осудили за то, что живы
– После того как немцы сожгли Луполово, мы жили возле железнодорожного вокзала в подвале дома, – вспоминает Валентина Леонидовна, которой тоже пришлось претерпеть горечь испытаний судьбы. – Маму и Любу арестовали наши после освобождения Могилева. Их обвинили в том, что остались живы после трехмесячных допросов в немецкой тюрьме. Что так просто оттуда никого не выпускали. Маму осудили на 10 лет лагерей, Любу – на 5 лет лагерей и столько же лет ссылки.

Семилетняя Валентина Гаврилова после ареста мамы и сестры осталась в том подвале с двоюродным братом, которого через неделю забрала тетка. Все это время дети ели сухую муку. Потом девочку забрала мамина сестра. Жила у родственников, потом чужие люди увезли ее в Подмосковье. После смерти приемной матери Валентину опять привезли в Могилев, где ее определили в Шкловский детдом №2. Валентина училась уже в Брестском ремесленном училище, когда за ней приехала мама, которую освободили после смерти Сталина.

– Мы поехали с мамой к ее брату – дяде Ване (Ивану Богданову), находившемуся в ссылке на Севере, – продолжает рассказ Валентина Гаврилова. – Мама забрала с собой и его сына. Дядьку осудили за то, что был у немцев в плену.


Валентина Пучкова.

…Потом Мария Михайловна Гаврилова с дочерью Валей перебрались к родственникам в Калининград. Туда же переехала из Красноярска и Любовь Леонидовна, вышедшая замуж.

– Люба работала директором заводского клуба, она хорошо пела, – рассказывает младшая сестра. – Ее муж Семен Нижник тоже был репрессирован за то, что мать владела гостиницей в Западной Украине.

Семен Владимирович руководил в Калининграде хором, был заслуженным деятелем культуры России. У Любы внуки – Леня и Володя, как наши папа и брат.

Сестру и маму реабилитировали: Любе вернули ее награды. Ее похоронили в Калининграде на почетном кладбище для ветеранов.

…Спустя 67 лет после войны самая младшая из семьи Гавриловых узнала о том, где похоронены ее отец и брат. Валентине Леонидовне сообщили о том, что в книге «Память. Могилев» в списке мирных жителей, зверски уничтоженных фашистами во время оккупации и похороненных в братской могиле на городском Машековском кладбище (Еврейском), значатся – Гаврилов Леонид Ермолаевич, 1904 г.р., Гаврилов Владимир Леонидович, 1924 г.р.

– Я плакала, узнав об этом, – вытирает слезы Валентина Леонидовна.
После возложения корзины с цветами к подножию монумента на братской могиле родственники погибших молчат. Вот и сбылись последние стихи Володи Гаврилова о том, что его вспомнят…