Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

Культура

Игорь Казаков: «Театр кукол – это диалог о важном и вечном»

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Галина ХИТРИКОВА.

Сценическое представление, роли в котором исполняют куклы, пережило тысячелетия, десятки исторических укладов. В разных странах возникали свои, ставшие затем традиционными, виды кукол и типы спектаклей. И демонстрировались они в первую очередь для взрослых. Но сегодня в нашем обществе превалирует мнение о том, что театр кукол – это искусство для детей.

Хватит, давайте поговорим серьезно

– Это потому, что речь идет о кукле, которая у многих ассоциируется с детством, детьми и забавами для них. Но тот, кто хоть раз побывал в театре кукол, согласится со мной в том, что даже спектакли, специально подготовленные для совсем юной аудитории, интересны и взрослому зрителю, – высказался по этому поводу главный режиссер Могилевского областного театра кукол Игорь Казаков. И дополнил:

– Постулат о том, что театр кукол – это спектакли исключительно для малышни, закрепился в советский период нашей истории, и исключительно на территории бывшего Советского Союза. Во всем мире он по-прежнему не имеет конкретной возрастной направленности.
Важно также отметить, что театр кукол в настоящее время – синтетический вид искусства, вмещающий в себя средства выразительности, которые дают возможность спектакль сделать и зрелищным, и содержательным, и современным, что в итоге позволяет идею постановки донести до зрителя совершенно новыми и не традиционными методами. Именно благодаря этому сегодня в театре кукол ставят Чехова и Шекспира, Кондрата Крапиву и Короткевича, Гоголя и Экзюпери. Ему подвластны классика и авангард, трагедия и комедия. Результат зависит только от того, до каких высот дорос сам театр, каков ресурс мастерства его труппы.

– Введение в репертуар Могилевского театра кукол спектаклей исключительно для взрослых – это попытка переубедить зрителя, сломать сложившийся стереотип?
– В нашем случае да. Хотя должен признаться, что это не так и просто. Гораздо легче принять традицию: куклы – для детей, драмтеатр – для взрослых. И точка. Но тогда труппа работает вполсилы. Могилевский театр кукол пошел другим путем, более сложным, более провокационным. И мне кажется, что своей новой постановкой – спектаклем «На дне» – мы еще раз доказали право на существование взрослого репертуара в театре кукол.

Мы идем другим путем

– А зачем вам этот непростой тернистый путь? Разве от этого зарплата у актеров труппы больше? Или это дань моде?
– Как правило, в театре работают люди творческие, к тому же имеющие потребность как-то выразить себя и что-то донести со сцены до зрителя. Нет, мы не отрицаем необходимость существования спектаклей для детской аудитории. Но наступает момент, когда чувствуешь, что нужно …нет, не менять, а вносить новое. В рабочий процесс, в репертуар, что вызывает повышенный интерес и у труппы, и у зрителя. К тому же надо учитывать, что любой спектакль – это высказывание на определенную тему либо озвучивание определенной проблемы. Волнующих общество вопросов может быть невероятное множество: одиночество, страх, предательство, вера в себя, любовь и т.д. В разные времена та или иная тема или проблема выходят на первый план, и не говорить о ней, не замечать ее уже невозможно любому мыслящему человеку. Как правило, она нуждается во внимании взрослых людей, потому как именно в их силах что-то изменить, хотя от нее напрямую зависят и судьбы детей. Как попасть в их поле зрения? Предложить что-то совершенно новое, если хотите, креативное, что обязательно будет притягивать к себе взор. Вот здесь и приходят на помощь куклы.
Это не дань моде. Уже потому, что, например, в Европе на сцене театра кукол играют спектакли вне возрастных особенностей, как, впрочем, и на сцене любых других театров. Конкретно для нашей труппы и для меня лично освоение нового жанра – это желание сделать театр кукол более современным и более интересным для зрителя, к тому же разного по возрасту. Это важно, потому что я как человек, влюбленный в свое дело, очень хочу, чтобы и зритель увидел в моих спектаклях то, что невероятно нравится мне: этот карнавал, превращения, и в итоге что-то обязательно почувствовал – теплое, светлое или мучительно важное. Это и будет означать, что диалог наш состоялся.

Драматургия должна быть «на вырост»

– Для больших европейских городов наличие театральной среды – норма. Она живет новинками театра, отслеживает все его премьеры, посещает их, даже когда это полный провал. Как раз чтобы увидеть это своими глазами. Но в Могилеве людей, влюбленных в театральное искусство, не так уж и много. При этом местному зрителю предлагают постановки, очень далекие по форме и содержанию от устоявшихся канонов. В итоге он позволяет себе выходить на десятой минуте спектакля из зала, громко хлопнув дверью. Может, ему все-таки лучше предлагать что-нибудь более простое?
– Спектакль – это прежде всего зрелище. Лично для меня это главное условие его создания. Кроме этого оно должно быть самостоятельным произведением, к тому же совершенно понятным зрителю. Если эти условия не соблюдаются, я полностью на стороне зрителя и поддерживаю его право выходить тогда, когда считает нужным, может, только не так громко. Это утопия – требовать у купившего билет на спектакль накануне перечитать пьесу, изучить историю ее создания и судьбу ее автора. Напротив, постановка получилась, если после ее просмотра зритель решил перечитать пьесу.
При этом я за глубину раскрытия темы в сценическом произведении. Простенькой постановкой этого не достичь. И неважно, предназначена она для детской или взрослой аудитории. Потому что драматургия в принципе должна быть «на вырост». Только когда это касается взрослых, рост должен быть интеллектуальным или духовным.

Это еще и рассказ про наше непростое время

– Спектакль по пьесе Максима Горького «На дне» – один из таких. Но критики и театроведы на прошедшем в Могилеве театральном форуме «М.art.контакт» на обсуждении спектакля, при том, что единогласно признали работу талантливой, советовали бережнее относиться к классике. Вы чем руководствовались, когда отбирали материал для нового спектакля?
– Как правило, с режиссерским багажом происходит следующее: когда-то увиденное, услышанное или прочитанное фиксируется и ждет своей очереди для детального изучения. Что-то, как вино, превращается в уксус, а что-то, как дрожжевое тесто, перебродив, приобретает неповторимый вкус. Случай с пьесой «На дне» – исключение из этого правила. Эта пьеса была необходима лично мне. Как известно, Максим Горький писал ее, когда в России грянул тотальный экономический кризис, и огромное количество людей не смогло приспособиться к изменениям, пришедшим с ним. Они потеряли все, что имели: работу, дом, благополучие, здоровье.
Сегодня на большей части нашей планеты тоже говорят о наличии экономического кризиса. Но наш спектакль не про него, ведь это всего лишь обстоятельства. Постановка о том, во что превращается человек, когда происходят кардинальные изменения вокруг. Сегодня мы наблюдаем кризис не только в экономике, а и отношений, моральных норм и ценностей, кризис доверия. Мы все чувствуем потребность в духовном возрождении, но где его источник? Наш спектакль как раз о том, как ужасен крах надежды.

– Наверное, поэтому ваш вариант пьесы Горького назвали радикальным? Вы согласны с таким определением?
– Да. Его еще назвали спектакль-предостережение. И с этим я согласен.

– Но это мнение театральных критиков. А куда бы вы хотели направить взор непрофессиональной аудитории?
– Мой спектакль – это мое высказывание. Я изначально хотел, чтобы эта постановка больше ставила вопросов, нежели давала ответов, чтобы зритель вышел из зала в некоторой степени раздраженности от увиденного. Надеюсь, что это заставит его выбраться из своей скорлупы и посмотреть пристально на мир вокруг себя. При этом я оставляю за ним право не согласиться и не принять мою версию.

– Имея такую возможность, не могу не спросить про финал этого спектакля, который вызвал много споров. А автор спектакля что хотел сказать этой «повальной дезинфекцией»?
– Это аллегория, и каждый ее будет понимать в зависимости от жизненного опыта, образования, способности фантазировать и додумывать увиденное. При обсуждении спектакля, надеюсь, появится желание отстаивать свое видение, то есть состоится беседа или даже спор, в котором обязательно должна родиться истина.
Я рад, что прочтений несколько у нашего спектакля. Лично для меня это показатель того, что и актеры, и режиссер сделали свое дело неплохо.

Реклама