Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Экономика. Бизнес. Производство

Made in Belarus

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Ольга СМОЛЯКОВА.

Тенденции и перспективы национальной индустрии моды.

Десяток с небольшим лет назад о белорусской моде говорили в том же ключе, что и об НЛО. Вроде как о ней кто-то слышал, но собственными глазами видели лишь единицы. Сегодня деятельность местных дизайнеров в основном связана с fashion-мероприятиями: начиная со столичной Недели моды и заканчивая индивидуальными модными показами. Однако до сих пор вещи made in Belarus есть в шкафах далеко не всех жителей Синеокой. Как же вывести одежду национальных марок на новый уровень и зарекомендовать ее на мировом рынке – разговор с директором ОАО «Славянка» Теймуразом Бочоришвили, руководителем Народного театра моды ГУК «Дворец культуры области» и директором региональной подиум-школы модельного агентства «Студия моды Сергея Нагорного» Татьяной Полозковой, а также лауреатом фестиваля-конкурса «Мельница моды», дизайнером из Могилева Анастасией Егоршиной.


Теймураз Бочоришвили

– Так все же: есть ли «лицо» у современной белорусской моды? И если да – то насколько оно привлекательно?
Теймураз Бочоришвили: Насчет «лица» не скажу, а вот индустрия моды активно функционирует, включая в себя и легкую промышленность, и деятельность отдельных дизайнеров. Но все это не работает в том виде, как на Западе. То, что демонстрируется на показах, это самовыражение наших соотечественников, но никак не мировые тенденции. Тем не менее уверен, что в данном контексте есть перспективы на будущее. А что касается одежды для массового потребителя, то здесь другая картинка. Например, продукция «Славянки» пользуется стабильным потребительским спросом. У нас практически нет «мертвых» складских скоплений, хотя, по большому счету, в швейном производстве реализовать 100% товара – немыслимая задача для изготовителя с любым именем. Наличие кошелька у покупателя, его толщина, веяние моды и погода – те факторы, которые традиционно стоят во главе угла.

Татьяна Полозкова: Мода в Беларуси однозначно есть, однако во многом она заимствованная. Ничего страшного в этом не вижу, потому что, бывая в других странах, наблюдаю аналогичные реалии. У нас высокое качество текстиля, обуви и аксессуаров. Я сама, случается, с удовольствием покупаю сумки или перчатки национальных производителей. Они ни чем не хуже закордонных. Кстати, есть товары белорусских дизайнеров, очередь на которые выстраивается на полгода вперед. Так, моя подруга несколько месяцев ждала, когда сможет приобрести сумку столичного бренда Panaskin. И поверьте, модельная фактура этой работы не уступает пресловутой марке с мировым именем Hermes Birkin.

Анастасия Егоршина: Последний конкурс в рамках Белоруской Недели моды «Новые имена» наглядно показал, что у нас существует самобытная мода. Начинающие модельеры демонстрировали там коллекции, наполненные стилизованными деталями и национальным красочным колоритом. Я тоже при создании одежды иногда использую хлопок, шелк, натуральные водорастворимые красители, фурнитуру из дерева, камней и другие природные ресурсы. Видно невооруженным глазом: сознание наших сооте-чественников касательно моды с каждым годом меняется все больше. Появляются смелость и креативность мышления в подборе гардероба. И, соответственно, – обширное поле деятельности для дизайнеров.


Татьяна Полозкова

– Мода и стиль – понятия не идентичные. Что вы можете сказать насчет последнего у жителей Приднепровского края?
Татьяна Полозкова: По этому поводу приходит на ум показательная история, произошедшая со мной в далекие 90-е годы. Тогда, делая первые шаги в модельном бизнесе, я была приглашена в одно из известных Московских агентств. И вот представьте: в поезде, после бессонной ночи переживаний перед «большим светом», надеваю свою лучшую одежду, обуваюсь в сапоги с высоченными каблуками, крашусь голубыми тенями и другой «воинственной» косметикой. Этакой «Фросей Бурлаковой» прямо с перрона еду на встречу с будущими работодателями. Те, взглянув на могилевскую гостью, аж замерли. В итоге – контракт все-таки получила, но лишь после того, как меня привели в божеский вид: вымыли лицо и переодели. С тех пор убеждена: для натуральной красоты никаких «ужимок и прыжков» не надо. Очень здорово, что мода на естественность нынче в тренде: в мире, в Беларуси, на Могилевщине. И получаешь эстетическое удовольствие, когда ходишь по нашим улицам и видишь огромное количество не наигранно привлекательных девушек. Как мне кажется, это и есть дух времени в целом и родных мест – в частности.

Теймураз Бочоришвили: Стиль – это, прежде всего, наш  взгляд  на  мир  через  одежду. В юности я сам не был паинькой: слушал рок-музыку, отращивал волосы, протестовал против общепринятых норм. Именно поэтому приветствую свободу самовыражения, в том числе в дизайнерской среде на предприятии. Хоть и приходится частенько гасить на худсоветах споры и амбициозные заявления «кадрового неформата». Подобная политика приносит свои плоды – системно в коллекциях «Славянки» появляется что-то новенькое и универсальное.

– Свободолюбие в творчестве – это, конечно, очень здорово. Какими еще качествами должен обладать человек, чтобы стать проводником белорусской моды?


Анастасия Егоршина

Анастасия Егоршина: Талантом и упорством. Нужно что-то делать, а не думать, что я, модельер, нарисовал, пусть теперь другие шьют. В моем понимании человек, который просто изобразил абстрактные эскизы, – это не дизайнер, а скорее художник. Также считаю, что образование в данном вопросе вторично. Немало людей выпускается с дипломами, а работать могут, к сожалению, единицы.

Татьяна Полозкова: Необходим пробивной характер. Не секрет, что часто в индустрии моды самая большая проблема – отсутствие финансирования. На одежде надо зарабатывать. Дизайнерам следует научиться в хорошем смысле слова себя продавать, делать шоу, преподносить собственные коллекции с лучшей стороны. Пока этого практически не наблюдается. Взять, к примеру, проект «Подиум» с участием звезд белорусской и российской эстрады, который мы делали пару лет назад в Могилеве. Это была прекрасная возможность пропиарить себя и свои вещи, однако заявок от местных модельеров не поступило вовсе. За исключением ряда предприятий легкой промышленности. Пришлось самой обзванивать белорусские дома моды и частных дизайнеров. В итоге – одежду демонстрировали и без того растиражированные «гуру моды»: Юлия Латушкина, Елена Верменич и другие.

– Как вы думаете, что же нас ждет в белорусской моде завтрашнего-послезавтрашнего дня? В какую сторону она будет развиваться в материале, цвете, силуэтах?

Анастасия Егоршина: Струящиеся длинные платья с ослепительными вырезами и декольте, круглые очки в широкой оправе, приталенные пальто на широком поясе, миди-юбки и брюки свободного кроя со стрелками – то, что проецируется на будущее. Кроме того, в одежде будут чаще использоваться природные и натуральные оттенки.

Теймураз Бочоришвили: Убежден, что важную роль в развитии и дальнейшем прогрессировании как моды, так и легкой промышленности играет наличие грамотных, высококвалифицированных молодых специалистов. С ними у Беларуси хорошие перспективы на завоевание отдельной ниши на мировой платформе стиля.

…Завершая разговор о белорусской моде, вспомнила один случай. Как-то встретила на помпезном мероприятии знакомую, которую еще много лет назад мысленно окрестила «звездой Могилевской стратосферы». Эта представительница прекрасного пола всегда одевается с иголочки, по последнему писку моды. Вот и в тот раз на ней красовалось шикарное платье а-ля Грета Гарбо. Не утерпев, я все-таки поинтересовалась, откуда сие творение искусства. На что, после минутных раздумий, полушепотом получила ответ: «Купляйце беларускае!» Лучик веры в национальную моду в тот момент мог перерасти в моей душе в яркий свет, если бы слова собеседницей были сказаны громко. А так возникло ощущение, что человек стесняется «происхождения» своего наряда. Надеюсь, когда-нибудь made in Belarus сможет стать синонимом престижа и изящества. И об этом заговорят во всем мире. И, что немаловажно, во весь голос.